?

Log in

No account? Create an account
Как-то смотрела передачу об отечественной трансплантологии, и оказалось, что наряду с дороговизной самой операции есть и еще одна сложность - отсутствие доноров.
Чтобы взять орган для пересадки у мертвого человека, нужно получить согласие родственников, а родственники зачастую отказываются.
И вот мне интересно - почему? Я не могу понять причины.
Я считаю, что если бы я умерла, и какой-то мой орган хотели взять, чтобы спасти другого человека, то почему нет? Да хоть все органы, если это кому-то поможет. То же самое относительно родственников - если кто-то из них умрет, то почему не отдать его орган нуждающемуся человеку? Ведь все равно его тело сгниет через некоторое время, умершего его уже не вернешь.
Есть очень много таких явлений, которые я считала одинаковыми для всех, даже не представляя, что у кого-то может быть не так, как у меня. Об одном таком явлении хочу рассказать.
У меня всегда было много увлечений, интересов, и обычно эти интересы составляли и составляют сейчас тот центр, вокруг которого вращается все в моей жизни. В детстве это были различные занятия, которыми я занималась в одиночестве – рисование, моделирование и шитье одежды для кукол, сочинение рассказов и т.д., а позже мои интересы стали вызывать необходимость так или иначе контактировать с окружающими (учебу и в последующем работу тоже можно включить в круг интересов).
 
Со временем я заметила, что каждый раз, когда у меня появлялось новое увлечение, вокруг меня начинали собираться люди и некоторые из них становились моими друзьями. Это всегда происходило само собой, без усилий с моей стороны и без цели найти друзей. При этом дружба зачастую быстро проходила, если заканчивались общие интересы (хотя каждые новые отношения мне казались самыми лучшими в моей жизни, и я боялась их менять на какие-то другие).
Я думала, что у всех так, но столкнулась с совершенно противоположной позицией, которая меня очень удивила.
К примеру, у меня есть подруга, у которой основной интерес – люди. Она может заинтересоваться человеком, и именно общение с ним становится основной целью (да и вообще мир воспринимается через людей), а интересы заимствуются у ее близких. Подруга заражается тем, что интересно привлекающим ее людям и усилия в работе вызываются большей частью отношением к человеку, а не только интересом к самому делу. Вернее, интерес к делу присутствует, но он идет фоном, а на первом плане – отношения.
Для меня это странно, непривычно, потому что у меня самой всегда отношения были фоном к любимым занятиям, если есть то, что меня увлекает, я могу практически не общаться с людьми, и это меня не будет тяготить. Более того, общение порой начинает восприниматься как помеха любимым делам (исключение – те ситуации, когда интересные мне дела требуют коллективного участия). Очень редко бывает такое, что общение становится не менее важным, чем сами интересы. И именно интересы могут вытащить из самых тяжелых душевных ситуаций, потому что пока они есть, есть и желание жить (в состоянии тоски я просто в них погружаюсь, отключаясь от всего остального).
Should physical education in schools be mandatory, and why?

Ни для кого не секрет, что с каждым годом дети все более активно стараются "откосить" от уроков физкультуры. Это чаще всего списывают на физическую слабость и нежелание заниматься спортом, а также на плохое оснащение спортзалов. Однако я считаю, что тут есть и другая причина.

Вспоминая свою школьную физкультуру, понимаю, что она вселяла в меня настоящее недоумение. Фактически, нас ничему не учили - как правильно бегать, метать ядро, делать упражнения на растяжку и т.д., но в конце четверти заставляли сдавать нормативы, совершенно не мыслимые для нашего уровня. Более того, все это сдавали на ОДНОМ занятии.
Ну и какая может быть речь о пользе физкультуры для детского организма, когда ребенок не получает полноценных тренировок, а потом его нагружают безумными нормативами?

Но предположим гипотетически, что в какой-то абстрактной школе обучение школьников на уроках физкультуры проходит на необходимом уровне. Что мы тогда имеем? Опять-таки, несколько неправильную вещь: урок физкультуры приравнивается в обычному уроку и проходит в таком же режиме, что неправильно. Также неправильно, что ребенок после физкультуры распаренный идет на другие уроки (если это 1-й урок), либо идет на физкультуру уставший и голодный (если она - последний урок).
Когда человек профессионально занимается спортом, то его занятия имеют определенный график и определенную продолжительность, чтобы создать человеку оптимальную форму. На уроках физкультуры человек, грубо говоря, приходит в не подготовленном состоянии, 45 минут носится как ошпаренный, а потом резко переключается на другую деятельность.

Можно ли на уроках физкультуры сделать из ребенка спортсмена? Безусловно нет. Это можно сделать в соответствующих спортивных секциях.
Для чего вообще нужны занятия физкультурой в школе? Теоретически - для поддержания и укрепления здоровья ребенка. Но помогают ли существующие занятия по физкультуре осуществить эту цель? Нет.

Думаю, что школьный подход к укреплению здоровья учеников стоило бы изменить. Моя идея такова: отменить вообще существующие уроки физкультуры, и заменить их ежедневной гимнастикой.
К примеру, имеем класс, у которого занятия начинаются в 8.00, по три модуля ежедневно.
Занятия можно было бы начинать в 8.30, но ученики собирались бы в классе к 8.00, и со своим учителем (который проводит у них первый модуль) выполняли бы обычную утреннюю гимнастику: наклоны, повороты, ходьба на пальчиках, приседания, упражнения для шеи и глаз и т.д. Для каждого возраста был бы свой набор упражнений, которые учителя осваивали бы на специальных курсах.
В 8.30 начинался бы первый модуль. Перед 3-м модулем - еще одна гимнастика, 15-минутная, чтобы дети размялись.
Можно возразить, что утреннюю гимнастику дети должны делать дома, но кто ее на самом деле делает? Да и такие упражнения в любом случае полезны, даже тем, кто сам утром делает гимнастику.
Заметила у себя интересную с точки зрения соционики особенность.
Хотя теоретически по супериду меня должна привлекать БИ, да и, собственно, привлекает, но это увлечение похоже скорее на какое-то помутнение, очарование. Меня всегда очаровывали образы, которые умеют создавать БИ-ники, кажется, что с этими людьми мне будет очень хорошо, и сколько бы я ни наталкивалась на последующие разочарования, очарование происходит снова и снова. И если меня заранее предупреждают о том, что представляет собой такой человек, я отрицаю, кажется, что все это не правда, что меня специально хотят настроить против человека и т.д. Но это очарование похоже на какое-то временное помутнение, потом начинается общение, и становится понятно, что мне с таким человеком трудно найти общий язык.
А вот долгое, комфортное и при этом плодотворное, дающее развитие общение получается с ЧИ-никами. Они не очаровывают яркими образами, с ними не повитаешь в облаках и сказочных мирах, но их восприятие действительности настолько удивительно, что обычная реальность начинает играть яркими красками.
В общении с БИ-никами часто сталкиваюсь с тем, что их образы исчерпаемы. То есть, мы немного пообщаемся, и я уже понимаю, что этот человек ничем больше меня не удивит, ничего нового мне не откроет и т.д. А от ЧИ-ников всегда есть ощущение новизны и неисчерпаемости, есть ощущение постоянных открытий и расширения собственного понимания мира. Объясняется это тем, как они рассматривают каждое, даже самое малозначительное событие. Оно в их рассмотрении обретает столько нюансов, сколько мне даже представить трудно. Это очень важно не только для того, чтобы мой интерес к человеку не утрачивался, но и для моей жизни в принципе. ЧИ-ное рассмотрение различных проблем помогает мне снимать страхи и стресс во многих сложных для меня ситуациях. И это оказывается более эффективным, чем готовый прогноз, потому что дает мне возможность расширить собственное понимание ситуации, а не просто принимать чей-то прогноз как своеобразную «мантру».

Об интересе к человеку

Еще давно столкнулась с одной своей особенностью, которую считала чем-то неправильным, потому что приходилось натыкаться на жесткую критику из-за нее.
Началось все тогда, когда я пришла в интернет. В реале львиную долю общения занимает физическая часть – чаепития, походы по кафе и дискотекам, прогулки и т.д. Общение получается поверхностным и на какие-то бытовые темы, без необходимости во "взаимопроникновении". Можно долгое время знать человека, регулярно видеться с ним, но совсем его не знать, потому что разговоры ведутся о работе, хозяйстве и прочих вещах, в которых человек не раскрывается.
Я думала тогда, что общение таким и должно быть – встретились, обсудили новости, да и все. Только сейчас я понимаю, насколько неинтересными для меня были мои друзья, но тогда я считала нормой только делать вид, что я слушаю надоевшие и скучные для меня разговоры, а на самом деле думать о своем. Просто я не знала, что может быть по-другому.
Когда я начала общаться в интернете, поняла, что общение здесь совсем не такое как в реале – здесь человек показывает себя более глубоко. Тут не отделаешься разговорами о хозяйстве или молчаливой подготовкой к чаепитию, и общение строится на каком-то более глубоком уровне.
Я попыталась общаться с людьми в их блогах, но открыла для себя достаточно неприятную вещь. Разговоры людей мне часто напоминали общение каких-то масок. Вот собрались люди и обсуждают что-то типа погоды или красоты вечернего заката, своего настроения от разговора с соседом, выходок своей собачки; выкладывают картинки и т.д. И все в этих беседах так мило, чинно и благородно... Но пусто. Казалось, что они скользят по поверхности, не погружаясь глубже. И я не могла включиться в беседы на таком же уровне, я сразу "подрывала" такую обстановку, провоцируя людей на то, чтобы они раскрывались, чтобы показывали не маски, а себя настоящих, причем во всех своих проявлениях.
Ну а кому же понравится, если кто-то начнет копаться в его темных сторонах и его боли? Люди не любят заниматься душевным эксгибиционизмом, а также не любят его видеть со стороны других.
И у меня на этой почве возникали конфликтные ситуации.

Только через время я узнала, что это мой способ построить отношения с человеком – увидеть, "прощупать" его изнутри. Причем, увидеть его со всеми темными сторонами, и на этом строить общение.
Когда общение "скользит по поверхности", я не могу увидеть суть человека, и не понимаю, как с ним начать общение. Просто смотрю на него и молчу. А чтобы за что-то "зацепиться", мне нужно копнуть глубже, заглянуть в суть. Но проблема в том, что я совсем не умею это делать тонко и аккуратно, да и проницательностью особой не отличаюсь. В итоге я начинаю просто вытягивать из человека все, что мне может быть интересно. Но человек зачастую бывает к этому не готов, поэтому легкое взаимодействие получается только с тем, кто сам готов открываться, и кто не боится заглядывать в себя, а, значит, и не боится увидеть в себе те темные стороны, на которые я могу указать.

Но готовности устроить душевный эксгибиционизм оказывается недостаточно. Это я поняла позже, когда мне встретилось несколько таких людей, которые легко открывались, и в общение с которыми я с удовольствием погружалась, но получалось так, что сначала я была в восторге, и в общении готова была впитывать всю эту исходящую от человека информацию, но в какой-то момент мне становилось скучно.
Я сначала не могла понять, почему так происходит, думала, что я какая-то дефективная, и мой интерес к человеку просто не может долго держаться.
Но через время, когда появилось с чем сравнивать, я поняла причину.
Человек должен не просто открываться, но и иметь внутри себя постоянное движение. Он должен уметь любое явление видеть в таком количестве нюансов, чтобы вместе с ним познание любой мелочи было интересным и неограниченным. Человек этот внутри должен быть свободен от различных установок и комплексов, готовый рассматривать с разных сторон как себя, так и меня. То есть, важно, чтобы в общении с ним ВСЕГДА было что-то новое.
Но у большинства людей внутри есть стена, до которой они разрешают себя "копать", а дальше – нет. Зачастую, это стена каких-то предрассудков, установок, комплексов и т.д. Если обобщить, то это – отрезание части действительности, приверженность к каким-то устойчивым стереотипам. В таком общении я не получаю того важного, без чего общение вообще теряет смысл – нет новизны и радости познания. Я знаю, что завтра, и послезавтра, и через год человек будет думать и говорить то же самое, что и сегодня. Все у него внутри как будто застывшее, и мне становится скучно.

Хотя, должна признаться, я сама во многом такая же застывшая. Мне с очень большим трудом даются перемены, принятие в себе каких-то качеств и т.д. Но, наверное, меня в людях как раз и привлекает то, чего мне самой так не хватает.

Мой антиперфекционизм

Решила написать об одной своей особенности, которой долгое время стыдилась, потому что из-за нее постоянно приходилось слышать критику в свой адрес. Хотя сама особенность никуда не делась, потому что внутренне я всегда чувствовала свою правоту в этом.

Заключается эта особенность в том, что я – антиперфекционист в работе. Обнаружилось это еще в детстве, когда бабушка пыталась меня научить убирать в квартире, а я упорно не могла понять, зачем ковер старательно пылесосить 40 минут, если он имеет приемлемый вид уже через 7 минут, то есть, достаточно по одной точке пройтись пылесосом 1-2 раза, а не тереть ее несколько минут.

Вторым "контрольным моментом" стала учеба в школе. Я училась во вторую смену, и не делала уроки по вечерам, говорила маме, что сделаю их утром, перед школой (в это время мама была на работе), а сама не делала. Я знала, что и так выкручусь, и получу свою четверку, а в если повезет, то и пятерку.

То есть, я училась не "на совесть", а так, чтоб "прокатило". В итоге запустила те предметы, которые требовали внимания. Что, впрочем, меня не смущало.

Тогда еще я заметила, что мама в этом плане совсем другая – если она не может сходу решить задачу, то будет сидеть над ней весь вечер, пока не решит. А я не видела в этом смысла, потому что не считала решение этой задачи настолько необходимым, чтобы сидеть над ней несколько часов.

То есть, я оценивала, насколько мне это вообще нужно, и какого уровня достаточно, чтобы работу мне зачли. А мама скрупулезно выполняла любую работу, без оценки того, насколько ей это вообще нужно и интересно.

Учиться я начала только в университете (тогда я впервые узнала, что такое выполнять д/з)))))), потому что и требования выше были, да и сам материал был интереснее. Но принцип "делать так, чтоб зачли" никуда не делся. Я поставила себе определенную планку, ниже которой не позволяла себе опуститься, и выполняла работу всегда настолько, чтобы не опуститься ниже.

Когда я столкнулась с девочками, которые жаловались, что в университете тяжело учиться, потому что они не успевают выполнить все задания, у меня глаза полезли на лоб: "Зачем делать ВСЕ задания???" Есть необходимый минимум как по количеству, так и по качеству работы, и этот РЕАЛЬНЫЙ минимум может очень сильно отличаться в зависимости как от личных требований преподавателя и от специфики предмета, так и от собственных возможностей и потребностей.

Особенно ярко специфика моего подхода проявилась в одной ситуации.

На 5 курсе у нас был один предмет, который вела преподавательница – явная перфекционистка. Она давала достаточно большие по объему задания к практическим занятиям, и после первых нескольких занятий начала нас вызывает по одному к себе на кафедру (если это читает кто-то из моих бывших одногруппников, то речь идет о Туковой).

Когда я к ней зашла, она попросила показать домашнее задание, и я показала. Она начала подробно вчитываться, указывая на мелкие огрехи и на то, что у меня пропущен один этап работы. "Зачем она мне все это рассказывает? – подумала я, - Неужели она думает, что я к 5-му курсу не научилась домашние задания делать? Если я допустила работе косяки, то, значит, меня это устраивает, знаю же, что такая работа на четверку прокатит. Ну, в крайнем случае, на тройку".

По поводу пропущенных этапов – она это заметила четко, но не поняла причину. У меня была и есть установка на то, что главное при выполнении подобных заданий – понять принцип, поэтому, когда он становился понятен, в доделывании я уже не вижу смысла, потому что завершающие этапы работы являются по большей части только делом техники, но при этом требуют много писанины. Зачастую, написанного хватало на четверку, которая меня вполне устраивала.

Тукова решила за меня взяться, и "тыкала" в каждый косяк, который замечала в моих работах. Меня это раздражало, потому что, с одной стороны, я считала, что мне нет необходимости вникать во все эти тонкости, а, с другой, мне неприятно было, что меня ставят в позицию первоклассницы, которую пытаются контролировать в тех вещах, в которых я давно сама себе хозяйка (в частности, я считаю, что задача преподавателя вуза – дать теоретический материал, а потом проконтролировать его усвоение и поставить оценки, по желанию студента – дать консультацию, но не заставлять учиться как школьника, и не учить самоорганизации).

Наша совместная работа превратилась в странную игру, когда она указывала мне на пропущенный косяк в одном задании, я его исправляла, но спокойно оставляла в другом, аналогичном задании. В итоге Тукова, по-видимому, поняла мой характер, и перестала донимать. А в конце семестра спокойно поставила мне четверку автоматом, хотя и дала понять, что если бы не мой подход, то я могла бы получить пять.

Правда, бывают ситуации, когда я могу быть педантичной и начинаю вникать в детали. Чаще всего это бывает на этапе, когда я начинаю только осваивать что-то, и без вникания и скрупулезной проработки не обойтись. Тогда все кажется новым и интересным.

Еще такое бывает, если я со своим пофигизмом остановилась в развитии. Это бывает хорошо заметно, если, к примеру, я начинаю работать вместе с каким-то человеком. В первый раз он выполняет всю работу скрупулезно, а я "на быструю руку". В такой ситуации разница в результате может быть не особо видна. Когда подобное повторяется во второй или в третий раз – то же самой. Но в 15-20 раз оказывается, что его знания, умения и навыки уже на порядок выше моих. Это становится для меня неприятным пинком, и приходится взяться за наработку упущенного.

 

После окончания вуза ничего не изменилось. Но я столкнулась с интересным явлением, когда начала работать секретарем. Причин перфекционизма может быть много, и я прекрасно понимаю, что перфекционизм Туковой очень сильно отличается от перфекционизма моей сотрудницы, но, тем не менее, о перфекционизме сотрудницы хотелось бы рассказать, потому что подобное встречается довольно часто.

 

Я считаю, что у меня очень легкая работа. Что может быть проще, чем набрать документ? И мы, имхо, ни за что по-настоящему не отвечаем. То есть, если приходит КРУ, то в наших документах они смотрят само содержание (потому что приказы касаются работы бухгалтерии и отдела кадров), но никто не станет цепляться к тому, за что отвечаем мы - к размеру полей, абзацам, интервалам и т.д. Но моя сотрудница всегда была жуткой перфекционисткой в каждой мелочи. Идеально соблюдаться должно все, вплоть до того, где ставить красную строку, а где - нет (хотя на подобные вещи никто не обращает внимания, пусть они и прописаны в нормативах, а, значит, могут быть проверены). Сначала я не могла понять причин, но потом откопала.

1. Она все правила тупо заучивает. Сказали так - значит именно так и никак по-другому. Поэтому она вообще не подумает о том, будет ли кто-то к ее абзацам и шрифтам придираться, она знает, что по делопроизводству здесь должен быть абзац, значит, обязательно должен быть. И она нервничает из-за любого отступления в процедуре, потому что не может оценить степень его допустимости.

К примеру, 1-го числа мы напечатали приказ, согласно которому А. А. должен с 10-го числа пойти в отпуск. А. А. в приказе ставит подпись и дату, подтверждающие, что он ознакомлен с содержанием приказа и знает, с какого по какое число он будет отдыхать. Так вот она убеждена, что человек возле подписи обязательно должен поставить дату издания приказа, потому что кто-то когда-то ей такое сказал. Хотя вообще, по сути, это не имеет значения - человек может расписаться любым числом до 10-го. Но у нее во всем такая доходящая до безумия педантичность

2. Она не может оценить степень допустимых косяков. Сотрудница любую работу доводит до совершенства даже тогда, когда это не нужно, потому что боится замечаний. Причем, она будет психовать из-за таких замечаний, которые вообще не критичны, и несут скорее рекомендательный характер. Но она не может оценить этого, и в любой мелочи видит как бы угрозу. К примеру, если директор укажет, что она сделала опечатку, то это означает, что опечатку просто нужно исправить, и это не конец света, сотрудницу не уволят и начальник ее не возненавидит. Она не понимает, что не вся работа требует идеального исполнения, зачастую достаточно просто приемлемого уровня.

Это иногда доходит до абсурда настолько, что она начинает воспринимать как замечания даже просто какие-то слова начальника, сказанные из дружеских побуждений. Так, она как-то поставила зонтик сушить на видном месте, а через время директор проходила мимо и сказала, что зонтик высох. Она это восприняла как намек на то, что зонтик тут не к месту, хотя, имхо, директор просто сообщала, что он высох, без каких-то намеков. И еще что странно - сотрудница совершенно не понимает, что есть такие ситуации, когда нужно идти к директору и говорить о проблеме, а не выкручиваться самой. К примеру, она жутко боялась, когда казначейство задерживало выплаты, а у нас на маркировальной машине закончились деньги. Она боялась, что директору срочно нужно будет отправить письмо, а у нас на машине нет денег. Я ей говорила, что мы можем со спокойной совестью сообщить директору, что на машине нет денег, потому что это не наша вина, мы деньги заказали вовремя, и не виноваты, что казначейство тормозит. Но это без толку, она во всем так.

И, ясное дело, сотрудница просто поражается тому, как я могу спокойно относиться к каким-то шероховатостям в своей работе. Как я могу, к примеру, не перепроверить набранный текст. А я позволяю себе его не проверять, если знаю, что после меня его еще будут вычитывать тот, кто дал его набирать, редактор, а потом заместитель директора.
 

Еще одна сфера, в которой я не перфекционист – это покупка товаров.

К примеру, большинство людей очень скрупулезно проверяет качество покупаемой одежды. Причем, даже по тем параметрам, которые не особо важны. Например, внутренние швы. Нормативное требование таково, что эти швы должны быть ровными, но если они не ровные, то разве от этого каким-то образом пострадают свойства вещи? Другое дело, если не очень качественная обметка – тогда ткань может расползтись. Но, опять-таки, некачественная обметка – это такой дефект, который можно самостоятельно исправить (но за который можно потребовать от продавца снизить цену на эту вещь), так что его наличие тоже не страшно.

Так какие же швы должны идеально соответствовать нормативам? Ну, в первую очередь, декоративные. Особенно если шов контрастного цвета к основному цвету изделия (к примеру, белые швы на темно-синих джинсах). Также я бы выставила требования к аккуратности швов у дорогих, элитных вещей. Потому что у таких вещей все должно быть идеальным. Хотя бы из принципа )))) Раз уж они стоят такие деньги. Но главное, на что действительно стоит обращать внимание при покупке любой вещи – качество ниток.

Как в отношении к качеству швов я не придирчива, так и во многих других вещах. Основной принцип – чтобы была достаточная степень функциональности.

За время пребывания на соционических форумах многократно сталкивалась со странным для меня явлением: моя самая адекватная на свете, прекрасно наполненная ЧС по большей части не соответствует запросам суперидных ЧС-ников.

 

У ЧС в супериде я вижу странное для меня противоречие: часто запрос идет на то, что я считаю своеобразной игрой: на показушную жесткость и напористость. Причем, в совершенно не важных, на мой взгляд, вещах:

-защищать от всех действительных и мнимых врагов даже в тех ситуацтиях, когда суперидный ЧС-ник либо сам за себя может постоять, либо не заслуживает защиты, т.к. сам не прав в сложившейся ситуации;

- иметь величественный и грозный вид: выражение лица, позу, жесты и т.д.;

- брать ответственность за жизнь, поступки и решения суперидного ЧС-ника. Проще говоря, пинать его, чтобы он делал то, что ЕМУ нужно и хочется на самом деле, позволяя ему чувствовать себя таким слабеньким и несчастненьким, который сам ничего не может.

 

И в то же время суперидные ЧС-ники боятся настоящих, уместных жестких проявлений ЧС. По крайней мере, когда я выходила из своего обычного полу-спящего состояния и устраивала вполне адекватный ситуации жесткий разнос, присутствующие суперидные ЧС-ники очень пугались. Также они пугались, если я просто начинала рассуждать о том, как можно действовать в той или иной ситуации.

Такая реакция была всегда, когда мои поступки или суждения выходили за рамки того, что суперидные ЧС-ники считают допустимым и желаемым.

Причем, иногда это доходит до абсурдности. К примеру, они частенько считают вполне нормальным, когда проявляется грубость и жесткость по отношению к другим (особенно в ситуациях, когда таким образом защищают), но совершенно недопустимым – по отношению к ним самим.

 

В итоге я со своими установками мало того, что не соответствую ожиданиям суперидных ЧС-ников, так часто еще и вызываю у них разочарование и неадекватные реакции, потому что оказываюсь слишком мягкой и не "ЧС-ной" тогда, когда от меня ждут ЧС, но недопустимо (на их взгляд, разумеется) жесткой тогда, когда они этого не ожидают.

 

Так что же я делаю и чего не делаю по ЧС?

1.      Я не буду защищать того, кто сам за себя может постоять. Я оцениваю, насколько силен человек на самом деле, а не каким он себя пытается показать. Поэтому человек может сколько угодно показывать, какой он слабый и немощный, нуждающийся в защите, но если я вижу, что он ждет от меня того, что в состоянии сделать сам, я не буду за него это делать.

2.      Я не буду защищать по принципу "свой" – "чужой", потому что считаю, что сила должна использоваться для утверждения справедливости и разумности, а не клановости. Впрочем, и само деление на "своих" и "чужих" у меня размыто.

3.      Свирепость и напряженность – это не естественные для человека состояния. Нормальное состояние, позволяющее человеку раскрывать свою личность, развиваться и при этом сохранять здоровье – это расслабленность и спокойствие. И это состояние должно отражаться во внешнем виде: позы должны быть расслабленными и удобными, мышцы лица – не напряженными, взгляд спокойным.

Соответственно, если у человека такой вид, будто он в любой момент готов кинуться в бой, то это говорит об его не очень благополучном внутреннем состоянии.

Проявление агрессии и жесткости – это тоже норма, бывают ситуации, когда без этого не обойдешься, но напряженно-боевое состояние должно включаться по необходимости, позволяя своему хозяину в остальное время находиться в спокойном, расслабленном состоянии.

4.      Для меня является нормой, когда человек в состоянии организовать собственную жизнь. Поэтому я не буду заставлять кого-то что-то делать. Вернее, я могу заставить человека сделать то, что нужно мне, если он не хочет, а мне это нужно. Но я не считаю для себя нормой заставлять человека делать то, что нужно ему самому. Он не хозяин своей жизни? А почему я должна быть ее хозяином? Мне интересны личности, а если человек сам себе позволяет быть не личностью, а амебой, то чем он мне будет интересен? Также я не считаю нормой, к примеру, будучи руководителем, постоянно пинать подчиненных, чтобы они выполняли свою работу. Если человек сам не понимает, что и почему он должен делать, а также не может организовать себя на эту деятельность, то он не соответствует занимаемому месту.

Поэтому я могу устроить очень жесткий прессинг (как однократный наезд, так и постепенное "задавливание"), если потеряла надежду на адекватность человека и начала воспринимать его как помеху моим планам. В таком случае меня уже не интересует ни его личностное развитие, ни его отношение ко мне, важным остается только получение нужного мне результата. И если суперидный ЧС-ник воспринимает такой "разнос" как ожидаемое "пинание", то это ошибка. Для меня не является нормой пинание того, с кем я общаюсь или работаю, общение и сотрудничество строятся исключительно на взаимопонимании и заинтересованности. И если с моей стороны начался прессинг, то это значит, что я в определенной степени перестала рассчитывать на адекватность со стороны человека. Потому что прибегать к жестким мерам уместно тогда, когда другие пути не дадут желаемого (достаточно полного или достаточно быстрого) результата.

5.      Что я считаю допустимым в поведении с одним человеком, то же самое считаю допустимым и с другим, если он будет совершать аналогичные действия.

6.      Есть ситуации, когда я считаю допустимым пренебречь всеми общепринятыми нормами. Нормы установлены человеком и человек же волен их изменять, если считает правильным и разумным то, что он пытается нести в мир. К примеру, если человек считает, что он какими-то ресурсами может распорядиться правильнее, чем кто-то другой, то почему бы не заполучить их (законным путем)? То есть, это уже ситуация, когда можно нарушить личное пространство другого человека, хотя без необходимости предпочтительнее его не нарушать.

 Ни для кого не секрет, что с каждым годом дети все более активно стараются "откосить" от уроков физкультуры. Это чаще всего списывают на физическую слабость и нежелание заниматься спортом, а также на плохое оснащение спортзалов. Однако я считаю, что тут есть и другая причина.

Вспоминая свою школьную физкультуру, понимаю, что она вселяла в меня настоящее недоумение. Фактически, нас ничему не учили - как правильно бегать, метать ядро, делать упражнения на растяжку и т.д., но в конце четверти заставляли сдавать нормативы, совершенно не мыслимые для нашего уровня. Более того, все это сдавали на ОДНОМ занятии. 
Ну и какая может быть речь о пользе физкультуры для детского организма, когда ребенок не получает полноценных тренировок, а потом его нагружают безумными нормативами? 

Но предположим гипотетически, что в какой-то абстрактной школе обучение школьников на уроках физкультуры проходит на необходимом уровне. Что мы тогда имеем? Опять-таки, несколько неправильную вещь: урок физкультуры приравнивается в обычному уроку и проходит в таком же режиме, что неправильно. Также неправильно, что ребенок после физкультуры распаренный идет на другие уроки (если это 1-й урок), либо идет на физкультуру уставший и голодный (если она - последний урок).
Когда человек профессионально занимается спортом, то его занятия имеют определенный график и определенную продолжительность, чтобы создать человеку оптимальную форму. На уроках физкультуры человек, грубо говоря, приходит в не подготовленном состоянии, 45 минут носится как ошпаренный, а потом резко переключается на другую деятельность.

Можно ли на уроках физкультуры сделать из ребенка спортсмена? Безусловно нет. Это можно сделать в соответствующих спортивных секциях.
Для чего вообще нужны занятия физкультурой в школе? Теоретически - для поддержания и укрепления здоровья ребенка. Но помогают ли существующие занятия по физкультуре осуществить эту цель? Нет.

Думаю, что школьный подход к укреплению здоровья учеников стоило бы изменить. Моя идея такова: отменить вообще существующие уроки физкультуры, и заменить их ежедневной гимнастикой.
К примеру, имеем класс, у которого занятия начинаются в 8.00, по три модуля ежедневно.
Занятия можно было бы начинать в 8.30, но ученики собирались бы в классе к 8.00, и со своим учителем (который проводит у них первый модуль) выполняли бы обычную утреннюю гимнастику: наклоны, повороты, ходьба на пальчиках, приседания, упражнения для шеи и глаз и т.д. Для каждого возраста был бы свой набор упражнений, которые учителя осваивали бы на специальных курсах.
В 8.30 начинался бы первый модуль. Перед 3-м модулем - еще одна гимнастика, 15-минутная, чтобы дети размялись.
Можно возразить, что утреннюю гимнастику дети должны делать дома, но кто ее на самом деле делает? Да и такие упражнения в любом случае полезны, даже тем, кто сам утром делает гимнастику.
Количество существующих профессий постоянно меняется, меняются и рамки каждой профессии, включая в себя новые знания, умения и навыки, и исключая те, которые потеряли актуальность.
По моим личным наблюдениям, в "высокотехнологических" профессиях, а также профессиях, требующих научного поиска, происходит все большее сужение специализации, а в так называемых рабочих и "офисных" профессиях – расширение. Так, к примеру, раньше была профессия "секретарь", достаточно узкоспециализированная, включающая только три основных направления деятельности – машинный набор, ведение документации и телефонные переговоры, сейчас же в частных фирмах соответствующая должность заменена новой, более обширной – "офис-менеджер", с более широким кругом обязанностей и более высокими требованиями к квалификации. Вообще сейчас происходит интеллектуализация труда.

На мой взгляд, нужно было бы пересматривать существующую систему образования в соответствии с требованиями времени. Я бы предложила следующее:
1) сделать рабочие и офисные профессии более универсальными, охватывающими широкий спектр видов деятельности. Такая мысль у меня возникла после того, как я решила проанализировать, почему люди не идут в ПТУ, а также на некоторые "узкие" вузовские специальности. Объяснение весьма прагматическое – люди предпочитают выбирать профессию более широкого профиля, чтобы было больше возможностей при трудоустройстве. При этом человек вполне способен на охват широкого круга знаний, умений и навыков, поскольку отсутствует необходимость вникать в какие-то специфические нюансы, в которые вникают специалисты по различного рода научно-техническим разработкам.
Существующее у нас образование рассчитано на:

- "тупарей", грубо говоря. Это о ПТУ-ном образовании, когда человека обучали работе на 2-3 модификациях одного станка и всё, по окончании учебы он мог работать ТОЛЬКО на таких станках. Сейчас, когда все стремительно меняется, с такой профессией есть большой шанс остаться вообще без работы. Кроме того, и общий уровень обучаемости повысился, средний человек способен к восприятию более сложной информации, чем его предшественник;
- будущих научных сотрудников – это наше высшее образование. Из человека, поступившего в ВУЗ, готовят ученого, а не человека, который будет заниматься практической деятельностью. В итоге выпускник знает массу не нужной ему информации научного характера, но не может справиться с элементарной производственной задачей.

Я бы предложила, во-первых, сделать низкоквалифицированные профессии более универсальными, т.е., к примеру, строительный рабочий – он и каменщик, и бетонщик, и кровельщик, и плиточник и т.д., специалист по внешности – он и парикмахер, и маникюрщик/педикюрщик, и визажист. Во-вторых, некоторые "вузовские" и "ПТУ-шные" профессии я бы объединила, чтобы выпускник мог работать впоследствии в любом звене данного производства, т.е., знал, к примеру, и работу начальника литейного цеха (обладал соответствующими знаниями), и работу литейщика (обладал соответствующими навыками).

2) выделить в отдельный "уровень" науку и разработку высоких технологий. Т.е., было бы базовое высшее образование, достаточное для выполнения определенных профессиональных обязанностей, типовых задач, и дополнительное обучение для тех, у кого есть научный интерес. Это обучение могло бы идти и не каким-то отдельным курсом, а в рамках базового высшего образования, но факультативами, отдельной работой с научным руководителем, а также в составе исследовательских групп и т.д.

Провинциализм

Когда я сдавала документы для поступления в университет, всех абитуриентов отправляли к университетской медсестре подтверждать медсправку. Абитуриентов было много, да и медсестра страдала старческим маразмом и проблемами со зрением, поэтому из поступающих образовалась огромная, многочасовая очередь.
Передо мной в очереди стояли 3 девушки, и я невольно слышала их разговор. Они говорили о том, как будут ходить по дискотекам и различным мероприятиям, когда поступят в университет и переедут на квартиру, какой интересной будет жизнь. Я слушала и удивлялась: «Неужели они это говорят о Донецке?» Мне казалось, что подобное можно говорить о Лас-Вегасе, но вот на Донецк я никогда не смотрела под таким углом. Он мне всегда казался обычным, не содержащим ничего такого, что можно было бы так романтизировать. Дырой, впрочем, я его тоже не считала. Но дискотеки города мне казались ничем особо не примечательными, музеи бедными, концерты редкими и не очень интересными. В общем, все было, на мой взгляд, вполне соответствующим уровню обычного украинского областного центра. А особая атмосфера отдыха и развлечений, на мой взгляд, есть либо в старинных городах с кучей достопримечательностей, либо развлекательных центрах типа Лас-Вегаса.
Но потом я попыталась взглянуть на Донецк глазами этих девочек из какого-то богом забытого городка в области, где нет даже того, что есть в Донецке. И подумала, что поначалу у них действительно появится ощущение, что они попали в какую-то другую реальность, в центр их мечты, но очень быстро наступит понимание, что все это кажется красивой сказкой только на расстоянии, а, по сути, в Донецке жизнь точно такая же, как и в их родном городе. Да и, впрочем, как везде. Повседневность везде одинакова.

Мысли о провинциальном сознании снова возникли года через 2-3, когда меня отправили в деревню в гости к двоюродным сестрам. Первым делом я поняла, что зря не взяла с собой рисование, чтение, вышивку или еще что-то интересное, понадеявшись, что будет чем заняться и без этого, но с удивлением обнаружила, что у моих родственников такой режим жизни, от которого можно деградировать: утром встали, сделали дела по хозяйству, отвели коров на пастбище, поели, легли спать, к обеду встали, накормили животных, пообедали, легли смотреть телевизор, а потом спать. Вечером встали, поели, и начали торжественную церемонию под названием «сборы на дискотеку». Эта церемония поражала длиной и помпезностью: тщательный выбор нарядов, создание вечерних макияжа и прически. «Что же это за дискотека такая в их деревне, на которую они так долго и тщательно собираются?» - удивлялась я.
Дискотека представляла собой, как и следовало ожидать от деревни, полузаброшенный сельский клуб с прямоугольным залом, у стен которого стояли старые деревянные стулья, еще один стул – ближе к центру комнаты, на нем – орущий магнитофон, а на стене – планшет с мигающими разноцветными лампочками (типа, светомузыка). И во всем этом «великолепии», на выстланном старыми досками танцполе, выплясывали расфуфыренные дамы, которые днем с не менее важным видом дефилировали по деревне в драных грязных шортах, водя на поводках перепачканных навозом коров.
Часть дам сидела на лавочке возле дискотеки, чинно покуривая сигареты L&M и с важным видом обсуждая косметику Ruby Rose, которая в Донецке на тот момент считалась самой дешевой. Не забывали дамы и осматривать публику, прибывающую на мопедах из соседних деревень. Особый повод для злословия им дала девушка, приехавшая в топе, который в их деревне вышел из моды еще год назад.
Не менее забавно смотрелся и поход этих дам величавыми походками на высоченных каблуках в сторону старой, деревянной вонючей будки, стоявшей метрах в 50 от дискотеки, а то и вовсе в ближайшие кустики.
Так же смешно смотрелись и потуги местных джентльменов произвести впечатление на дам способностью плясать, пить водку и бить морды другим джентльменам. В общем, в сознании как-то сразу всплыл образ тупого пьяного тракториста…
Намного позже я услышала фразу «Деревенский гламур», и вот к той деревенской дискотеке это очень подходило. Вообще я поняла тогда, что чем ниже находится человек, тем сильнее его потуги стать вровень с чем-то, что на порядок выше его уровня. Но копируется ведь только внешняя форма, и ее явное несоответствие внутреннему содержанию создает комический эффект. Такой себе «Мещанин во дворянстве».

В третий раз мысли о провинциализме возникли на 5 курсе, но это уже был взгляд «с другой стороны». Как-то я сидела перед парой в аудитории и слышала, как моя однокурсница взахлеб кому-то рассказывала о своем желании поехать жить и работать в Москву. И говорила о Москве примерно так же, как когда-то абитуриентки из маленького городка говорили о Донецке. И опять я подумала о том, что когда человек неудовлетворен своей жизнью, не нашел себя, не имеет внутренней гармонии и чувства, что все идет так, как должно идти, то появляется чувство, что где-то далеко есть совсем другой мир, с другими возможностями, где можно найти свое счастье. Но ведь счастье не в каком-то городе, а в собственной голове… И все возможности в ней же. Я никогда не была в Москве, но примерно представляла, что это за город. И понимала, что там люди живут такими же проблемами, как и в Донецке. Да, пусть там много мест развлечения, пусть там живут звезды, но ведь обычный человек живет не этим, а своими повседневными проблемами, которые там порой более сложные, чем здесь (иногороднему нелегко найти жилье и нормальную работу, там высокие цены, криминогенность). Почему-то когда люди считают, что в таких городах больше возможностей, то оценивают «крайнюю точку» таких возможностей, абсолютный максимум, и не задумываются о том, что таких шансов один на миллион, а в большинстве случаев приходится соглашаться на худшие условия, чем дома. Кроме того, в погоне за далеким счастьем люди не замечают тех возможностей, которые иногда лежат у их ног. К примеру, тот же бизнес проще начинать в провинциальном городке, чем в столице. А если начинать со столицы, то нужно либо искать такую «нишу», которая еще никем не занята, либо работать в условиях высокой конкуренции.

Существует еще другая позиция – «понаехали тут всякие». Это то же мещанское сознание, только как бы с противоположной стороны, мерянье человека его местом жительства. Тот же провинциализм сознания, мировосприятия.

В этом плане интересен интернет – в нем стираются грани городов и стран, и на первый план выступает именно мышление, мироощущение человека.