?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

"Совковое" мышление

Мой подростковый период пришелся на смутные 90-е годы с их хаосом, нестабильностью, тотальной безработицей и огромными долгами по зарплатам. Где-то в подсознании я всегда понимала, что все это – следствие глупости и бесхозяйственности нашего народа, но четкое осознание этого произошло лет в 12-13. Это случилось после того, как кто-то рассказал нам о некой немецкой компании, открывшей в Украине колбасное производство. Руководство предприятие дало наемным работникам не только надежные рабочие места с гарантированной зарплатой, но и очень высокую по тем временам оплату труда. Поразило меня то, что рассказывавший человек с возмущением говорил о том, что в этой компании могут уволить за воровство сырья. Рассказчика, прожившего всю жизнь в СССР и привыкшего, что с завода ничего не тащит домой только психопат, это до глубины души возмутило. А меня возмутило обратное: почему люди считают, что воровать с производства – это нормально? Да еще и воспринимают в штыки адекватный подход немецких бизнесменов.
Потом вспомнился еще один случай, мне тогда было лет 9-11, наверное. Мы ехали в поезде, и соседка по купе с гордостью заявляла о том, что она совершает махинации с электросчетчиком, тем самым воруя электричество. Причем, подавалось это так, будто люди, честно оплачивающие коммунальные услуги – не заслуживающие уважения идиоты. Я попыталась ей возразить, но получила в ответ агрессивную насмешку. Тогда я посмотрела на маму, и увидела, что ей тоже очень противно, но она понимает, что с этим бессовестным человеком ничего не сделаешь. У меня внутри просто кипела злость, мне буквально хотелось ее избить и сдать милиции. Если бы это произошло сейчас, то я бы записала ее «выступление» на телефон и отправила запись в милицию и в ее ЖЭК. Если бы первые поленились что-то с этим сделать, то вторые уж точно заинтересовались бы.
Таких ситуаций, безусловно, было очень много. Перечисленное – это капля в море из всего, что отложилось у меня в сознании и сформировало представление об отношении наших людей к собственности, работе и другим людям.

Из глубины веков

Если я усну и проснусь через сто лет,
и меня спросят, что сейчас происходит в России,
я отвечу: пьют и воруют...
М. Е. Салтыков-Щедрин

Вопросом о том, в чем причина этого явления, я не задавалась, потому что ответ казался очевидным. Истоки проблемы я видела в советской системе с ее общественной собственностью. Не зря существует выражение «не свое – не жалко». И я полагала, что за время СССР люди отвыкли от бережного отношения к имуществу, потому что оно не свое, а общее, а также от ответственного отношения к труду, ведь когда ты работаешь на фиксированную ставку независимо от активности и собственного вклада в результат, это демотивирует. Более того, повышение общих показателей предприятия никак не влияло на материальное положение работников, поэтому работать на улучшение результата никому не было нужно.
Но прочитанный в 9 классе школы роман Гоголя «Мертвые души» заставил меня кардинально пересмотреть собственные представления. Оказалось, что в начале 19 века, когда писал Гоголь, все было точно так же. Это меня поразило до глубины души, и очень разочаровало. Я поняла, что раз истоки этой проблемы намного глубже, чем я думала, раз это закреплено чуть ли не на генетическом уровне, значит, вряд ли удастся изменить мышление нашего народа так, чтобы он наконец-то начал жить в приемлемых экономических условиях. Ну, по крайней мере, на это не стоит надеяться в ближайшие десятилетия.
Тогда я поняла, что по особенностям своего мышления в области экономики и труда отличаюсь от восточных славян, и как-то интуитивно почувствовала близость своего восприятия к немецкому. Это касается, пожалуй, не только экономики, но и вообще восприятия во всех жизненных сфер, поэтому логика немцев мне в целом близка и понятна. Причем, это касается не только современности, но и истории – те или иные исторические события, происходившие у этого народа, мне всегда были понятны без особых объяснений.

Немецкий прагматизм и Греция

Но был один случай, который мне показался странным, не понятным, и как-то совсем не соответствующим немецкому «ходу мысли». Это ситуация с экономикой Греции, в которую Германия вложила миллиард долларов, если не ошибаюсь. Возможно, я не точно помню сумму, но тут конкретные цифры не важны, важно то, что сумма была большой.
Не то, чтобы немцы были совсем черствыми, но тянуть на себе заведомо ленивого и лживого партнера – это не в их менталитете. Вообще жалость к «сирым и убогим», так популярная у православных народов бывшего СССР, а также отчасти свойственная католическим романским народам, в глазах человека с протестантским «немецким мышлением» выглядит как потакание распущенности и нежеланию что-то делать для изменения ситуации к лучшему. Потом в новостях говорили, что это делалось для того, чтобы спасти общую экономику стран Евросоюза. Как человек, не имеющий особых знаний в области экономики, я склонна была принять это на веру. Но потом, когда ситуация более-менее стабилизировалась, Германия продолжала «тянуть» экономику Греции, хотя, на мой взгляд, Грецию проще и выгоднее было бы просто исключить из Евросоюза.
Народ Германии тогда был возмущен, и на Ангелу Меркль посыпался град обвинений. Но потом все стихло, и немцы стали любить ее еще больше. С чего бы вдруг? Они просто так взяли и закрыли глаза на колоссальные нерациональные траты? Нет, это не в их характере. Я понимала, что тут какой-то подвох, но не могла определить, в чем он заключается.

Экономическая экспансия

Но через некоторое время я пошла на курсы повышения квалификации, которые нам читали на экономическом факультете университета, и преподаватель экономики рассказала о том, что, наконец, дало мне ответы на мои вопросы.
Германия, как одна из передовых стран, стремится выводить производство со своей территории, сохраняя за собой только руководство корпорациями. И это понятно – забота об экологии, нежелание нагружать свой народ тяжелым и опасным физическим трудом при полном сохранении в собственных руках прибылей от производства. Куда проще и выгоднее всего выводить производство? Конечно в страны с низкой себестоимостью труда. Это, в первую очередь, такие страны Востока, как Китай, Корея, Вьетнам и т.д. Но важно не только произвести товар, но и продать его. Причем, нужен невзыскательный покупатель, готовый приобретать не товары премиум-класса с дорогой себестоимостью, к которым привыкла развитая Европа, а более дешевые низкокачественные товары, дающие хорошую прибыль. Совсем бедные страны типа африканских для этого не годятся, так как там платежеспособность не соответствует тому уровню, который нужен для реализации подобных товаров. Идеальный вариант – бедные государства Европы, в частности, состоящие в Евросоюзе. По сути, государство, вступая в Евросоюз, становится от него зависимым, в том числе и в сфере экспорта и импорта. Соответственно, рынок таких стран становится идеальной средой для реализации товаров, произведенных в Китае под руководством богатых немецких компаний.
Возможно, это звучит невероятно, но Германии экономически выгодно поддерживать необходимый уровень платежеспособности бедных стран Евросоюза. То есть, проще говоря, ей выгодно давать Греции столько денег, сколько той нужно для того, чтобы быть удобным потребителем немецко-китайских товаров.
Когда преподаватель рассказала об этой схеме, для меня все встало на свои места. Вот в этом я уже узнаю немецкое экспансивно-прагматическое мышление.

Что такое хорошо, и что такое плохо

Можно ли назвать допустимым и правильным то, что делает Германия? Возможно, кто-то скажет, что нет, ведь в данном случае ее собственное экономическое и экологическое благополучие обеспечивается за счет других стран. Но, в то же время, часто у людей в подобных вопросах действуют двойные стандарты. То есть, когда другая страна «наживается» за твой счет – это плохо, а когда твоя собственная поступает точно так же, то это как-то так удачно не замечается или даже одобряется.
Вообще склонность к захвату и использованию других в своих целях является неотъемлемой частью человеческой психики, и обеспечивает выживаемость виду, так что вряд ли когда-нибудь будет полная справедливость в подобных вещах. А если и будет, то явно не в ближайшее время. Для того, чтобы государство А было готово частично поступиться своими национальными интересами ради государства Б, государство Б должно быть готово сделать то же самое для государства А. Но человечество до такого уровня развития еще не дошло.
Есть еще один путь – развивать производство так, чтобы ни одному государству ничем не нужно было поступаться, но это еще менее реально. Чтобы подобный замысел был реализован, нужно для каждой страны индивидуально, в зависимости от ее природных условий, степени населенности, инфраструктуры и т.д., разработать собственный проект перехода к применению экологически безопасных и неисчерпаемых природных ресурсов. К примеру, это может быть использование солнечной энергии или энергии водопадов для получения электроэнергии. Но чтобы подобные источники покрывали все потребности государства в электричестве, нужно разработать новые технологии работы с ними, позволяющие полученную энергию многократно усиливать. И, конечно же, у каждой страны и у каждого региона должны быть какие-то свои источники, потому что, к примеру, энергию водопадов невозможно получить в равнинной местности, а энергию солнца – в заполярье. Но пока наука не придумала ничего такого, что делало бы использование подобных ресурсов реальным в ближайшие десятилетия.
Поэтому в нынешних условиях подход Германии я считаю вполне рациональным и оправданным, хотя и мало приятным для тех государств, которые оказываются в роли «объекта использования».