?

Log in

Довольно редко удается встретить по-настоящему оригинального человека. Часто бывает так, что за внешней претензией на оригинальность, необычность и внутреннюю глубину скрывается банальность. Как же отличить настоящую оригинальность от претензии на нее? Попробуем разобраться.

Истинная оригинальность

Действительно оригинальными можно назвать людей, чье отличие от других является глубинным, внутренним. Оно может выражаться в каких-либо талантах, особом взгляде на мир, способности к глубокому пониманию людей и т.д. Лица, обладающие этими способностями, условно делятся на два подтипа: те, кто осознает собственную оригинальность, и те, кто считает себя не отличающимся от остальных людей.

Неосознанная оригинальность

К этому подтипу принадлежат люди, которые либо не замечают своей оригинальности и непохожести на других, либо знают о ней, но не считают ее чем-то особенным. К примеру, встречаются писатели или ученые, которые не оценивают свои знания и способности как что-то необычное и выдающееся. Чаще всего такие люди на первый взгляд кажутся совершенно обычными, а их отличия от остальных открываются только в процессе общения.

Подчеркнутая оригинальность

К этой группе относятся люди, которые осознают свои таланты и непохожесть на других, и всячески это подчеркивают. При этом они хорошо чувствуют грань между оригинальностью и безвкусием, и подчеркивание собственной необычности получается у них строго дозированным.
К данному типу принадлежат многие эпатажные звезды, а также харизматичные руководители общественных движений, компаний и т.д. Подчеркнутая оригинальность в деятельности компании реализуется через проведение необычных акций, разработку оригинальных схем работы с клиентами и т.д.

Претензия на оригинальность

Претензия на оригинальность встречается гораздо чаще, чем собственно оригинальность. Но это и не удивительно, ведь каждый человек хочет быть непохожим на других, но далеко не у всех есть этот дар. В этом типе также есть два подтипа.

Оригинальность через идею

К этому подтипу принадлежат люди, которые отличаются умением видеть разницу между оригинальностью и китчем, и ищут какую-то идею, благодаря которой они могли бы выделиться на фоне окружающих. К данной группе относятся представители различных субкультур (эмо, готы и т.д.), хипстеры, завсегдатаи творческих «тусовок», участники различных духовных практик, члены оппозиционных партий (в некоторых случаях) и т.д.
При первом знакомстве они могут производить впечатление ярких и необычных, интересующихся чем-то «глубоким», но при дальнейшем общении становится очевидным, что они транслируют окружающим людям готовые, «шаблонные» мысли и идеи. Кроме того, у таких людей часто взгляды, соответствующие идеям поддерживаемых течений, соседствуют с банальными, бытовыми представлениями и потребностями. К примеру, стремление обрести нирвану сосуществует со страстью к шопингу и т.д.
Такая шаблонность и искусственность взглядов и представлений объясняется тем, что идея, поддерживаемая человеком, заимствуется в готовом виде без творческого переосмысления. Представитель этого типа выглядит оригинальным только на фоне остальных людей, не принадлежащих к его течению или субкультуре. То есть, гот оригинален только в сравнении с не-готами, на фоне же остальных готов он выглядит обычным.

Дешевый китч

К этой категории относятся люди, не способные отличить оригинальность от дешевой подделки. Зачастую в данную группу попадают лица недостаточно образованные и лишенные тонкого эстетического вкуса. Если человек не способен адекватно оценить степень оригинальности того или иного объекта или идеи, то он начинает считать, что чем ярче, чем лучше. Претензия на оригинальность у таких людей выражается двумя основными способами:
- посредством внешнего вида. Именно к этому типу относятся ярко, но безвкусно одетые женщины и мужчины;
- через поведение. У таких людей может наблюдаться склонность к эпатажным поступкам, причем, в некоторых случаях поступки могут быть асоциальными (аморальные действия, подчеркнуто хамская манера общения и даже преступления с целью выделиться и обратить на себя внимание).

Переоценка ценностей

Возможно, это звучит как-то дико, но... война делает людей хоть немного, но лучше. Пробуждает скрытые резервы.
Недавно на странице кого-то из европейских знакомых увидела статус:"Депрессия". Честно говоря, меня это разозлило. Очень хотелось сказать: "Твою депрессию можно очень быстро вылечить путешествием в Славянск". А потом я подумала о том, что давно не вижу у дончан подобных статусов. И не удивительно: даже как-то стыдно впадать в депрессию из-за неразделенной любви или проваленного экзамена, когда в стране война. Происходит переоценка, люди начинают видеть то, что действительно важно.
С аватар исчезли тупые пёзды с утиными губами и айфонами. Самая популярная ава сейчас - картинка с текстом #SaveDonbassPeople. Вместо фоток с пьянок - фотки с митингов или из горячих точек. На вопрос: "Ты интересуешься политикой?" уже не услышишь презрительный ответ в духе: "Политикой? Фи-и-и! Я выше этого!" Хочется, чтобы и после окончания войны это всё не растерялось, чтобы люди не вернулись к прежним оценкам.
У мамы в Фейсбуке есть 64-летняя подруга из одной очень богатой западноевропейской страны. Она постоянно постит фотки у себя на странице. Вчера ходила пить вино с подругами, сделала фотки стола с бутылкой, выложила в инет. Набрала 15 лайков и кучу восторгов от друзей. Сегодня с подругами ходили на пиво с креветками. Снова фотки! Тарелка с креветками во всей красе! И обязательно салфеточки, которым был сервирован стол! И бокальчики с пивом. И опять лайки и восторги. Съездила на пару часов в гости к сестре - выложила фотку, как они с сестрой гуляют по улице, держась за ручки. Опять лайки-комплименты. Я хочу, чтобы мы жили счастливо и богато. Но дай бог, чтобы наши интересы не стали такими.

Моё творчество

Решила зарегистрироваться на Проза.ру. У меня всего один рассказ, и то сомнительной художественной ценности, но выкладываю на всякий случай, вдруг кому-нибудь будет интересно: Рассказ
Независимо от того, как будет дальше развиваться государство, и будет ли это Украина в нынешнем или в каком-либо другом составе, я бы хотела, чтобы были реализованы следующие принципы:

1. Двуязычие на государственном уровне, при котором русский и украинский языки имеют равные права, а русская и украинская культуры развиваются на государственном уровне в равной степени. При этом также вводятся так называемые региональные языки, на которых можно вести делопроизводство в местах компактного проживания определенных народностей (греков, крымских татар, ромов, армян и т.д.).

2. Национализация стратегических объектов и предприятий.

3. Федерализация, сопровождающаяся введением собственного законодательства для каждого региона (при согласовании с «центром»). Это необходимо для того, чтобы каждый регион мог на официальном уровне реализовать собственные национально-культурные и экономические особенности.

4. Изменение налогообложения малого и среднего бизнеса, направленное на то, чтобы стимулировать предпринимателей к официальному оформлению наемных работников и ведению «белой» бухгалтерии. В то же время ужесточение наказаний для работодателей за нарушение трудовых прав работников.

5. Реформирование системы школьного образования, заключающееся в частичном переходе с «советской» системы на «американскую». То есть, от принципа «поднатаскать всех детей по всем предметам до определенного уровня» к принципу организации индивидуальной схемы обучения, направленной на максимальную реализацию способностей и талантов каждого отдельного ученика без необходимости обязательного глубокого изучения тех предметов, к которым он не имеет склонности и интереса. Частичная переориентация высшего образования с научно-исследовательской деятельности на производственную.

6. Курс на экономический национализм, в соответствии с которым все внутренние и внешние интересы государства направлены на развитие и укрепление собственной экономики и повышение благосостояния собственного народа.

7. Запрет деятельности ВО «Свобода», Правого сектора и любых других профашистских или националистических образований, введение ответственности за фашистские высказывания или положения программы организаций, а также запрет крайних националистических идеологий.

8. Законодательное преследование ксенофобии любого рода. В частности, наложение штрафов и любых других наказаний за оскорбительные высказывания и действия в адрес представителей других национальностей или религиозных конфессий, сексуальных и любых других меньшинств. В то же время для иностранных граждан есть определенные ограничения, указанные в следующем пункте.

9. Условием эмиграции или посещения страны иностранными гражданами является уважение к ее культурным традициям. В частности, граждане стран Африки и Ближнего Востока, находясь на территории страны, обязаны придерживаться европейской модели поведения. Какие-либо негативные оценки в адрес культурных традиций принимающей страны недопустимы.

10. Отмена депутатской неприкосновенности и уменьшение чиновничьего аппарата (в том числе снижение количества депутатов).

11. Внедрение культурной-спортивной программы, в рамках которой создавалось бы множество кружков народного творчества и спортивных секций. Каждому ребенку была бы гарантирована возможность бесплатного посещения хотя бы одной секции.
12. Установление жестких экологических требований на предприятиях, а также требований к технике безопасности. При этом государственное содействие в установке очищающих установок.

13. Обязательная установка достаточного количества туалетов и урн в центрах крупных городов, и введение штрафов за разбрасывание мусора и отправления нужд в неположенных местах.

14. Запрет любой рекламы алкоголя и табачных изделий, а также запрет на употребление алкогольных напитков во время футбольных матчей.

15. Открытость финансовых операций и бюджетных расходов. В частности, публичность государственных платежей, реализованная посредством фиксации всех финансовых операций на специальном онлайн-ресурсе с открытым доступом для пользователей Интернет.

16. Проведение тендерных государственных закупок в открытом онлайн-режиме, а также инвентаризация всех объектов государственной собственности с размещением соответствующей информации в свободном доступе.

17. Предоставление государственных услуг (регистрация предприятий, оформление тех или иных документов) в удаленном режиме без непосредственного контакта с чиновником.

18. Создание общегосударственной «Базы жалоб» (по аналогии с сайтом «Отзовик», на котором люди делятся друг с другом мнениями о тех или иных приобретенных товарах), где каждый желающий, сохраняя анонимность (при желании) мог бы сообщать о тех или иных фактах коррупции, мошенничества или какого-либо другого нарушения прав. Данная информация должна быть доступна всем пользователям. Это позволит осуществлять независимый народный контроль над соблюдением законов, а также предупреждать о возможных нарушениях со стороны того или иного должностного лица или субъекта предпринимательской деятельности.

19. В будущем: возвращение так называемых «квартирных очередей» и выполнение ежегодной нормы по жилищному обеспечению молодых семей за государственный счет.

20. Отмена медицинской реформы и возвращение к схеме, при которой существовали не семейные врачи, а терапевты и педиатры.

21. Введение презумпции согласия на посмертное использование органов в целях трансплантации (цель – развитие трансплантологии).

22. Возобновление ядерного статуса страны (возможно).
Периодически нахожу подтверждение своему мнению о том, что «Майданы» - это своеобразное сочетание невежества, пафоса, мечты о халяве и политтехнологий. Хотя сама по себе идея майдана как средства выражения активной гражданской позиции мне нравится, но то, как это реализуется на практике, не очень радует.
Я уже писала о том, что, на мой взгляд, большинство тех, кто так яро отстаивает Евроинтеграцию, с трудом понимают, что она собой представляет, и считает, что она даст много халявных «плюшек». То есть, по сути, люди ждут того, что они смогут и дальше бездельничать, воровать, иметь отсталые представления о жизни, но при этом в Украине каким-то чудным образом… наступит Европа.
В этом смысле мне понравилось сообщение, активно распространявшееся на просторах интернета в декабре 2013 года:

Хочешь в Европу?
Не плюй в лифте! Не гадь в подъезде! Не бросай мусор мимо урны! Езди по правилам! Уступай место в общественном транспорте! Не давай и не бери взяток! Не напивайся вдрызг! Уважай свою историю и культуру - и ты сам не заметишь, как окажешься в цивилизованном государстве!

Но именно работой над собой мало кому хочется заниматься. И, возможно, именно поэтому на Майдане столько пьяных, загажены все дворы, захвачено здание мэрии, а так стремящиеся в Евросоюз фашисты из ВО «Свобода» швыряют горящие бутылки в окна ресторанов и призывают блокировать работу Верховной Рады и не позволить ей принять государственный бюджет.
Я, конечно, понимаю, что те явления, против которых протестует Майдан (в частности, действия «Беркута») ничем не лучше, а то и хуже, но, на мой взгляд, свое стремление к Европе следует показывать не только призывами и проведением акций протеста, но и поведением, а также особенностями мышления.
А с этим все не очень хорошо. В частности, когда депутат от Партии Регионов Вадим Колесниченко предложил законопроект о запрете пропаганды гомосексуализма, объявив этой самой пропагандой открытое выражение своих сексуальных предпочтений, практически все сторонники Евроинтеграции его одобряли.
Данный закон не был принят только потому, что это закрыло бы Украине путь в Евросоюз. Вот и напрашивается вопрос: ну так где же европейское мышление и европейские ценности у так называемых поборников Евроинтеграции? Одними из главных европейских ценностей являются терпимость и умение принимать различия между людьми без осуждения, а также уважение к свободе выбора каждого человека.
Нет европейского мышления ни у политиков, ни у большинства обычных людей, ментально жители Украины пока еще очень далеки от Европы. Натолкнула меня на эти мысли статья, которая наглядно показывает существующую ситуацию. Постояльцы и поборники Евромайдана старательно изображают наличие у себя европейских ценностей, но тут они, как я предполагаю, прокололись и показали то, что есть на самом деле:

Представників ЛГБТ-спільноти в суботу, 11 січня, не пустили на Євромайдан
Про це повідомили представники ініціативної групи із захисту прав сексуальних меншин в Україні, передають «Коментарі».
«Після акції на Бессарабській площі група активістів наблизилися до барикад, проте «вартові» Євромайдану заблокували їм прохід до наметового містечка», - повідомляють у соціальних мережах очевидці подій.
При цьому особи, перегородивши представникам ЛГБТ-спільноти дорогу на Хрещатик, не стали пояснювати учасникам акції своїх дій.
Як повідомлялося раніше, 10 січня ЛГБТ-активісти провели в інформаційному агентстві «УНІАН» прес-конференцію на тему «Євромайдан: шанс для всіх бути почутими і відстояти свої права». Під час заходу вони заявили про те, що учасники протестного руху в центрі української столиці, які виступають за євроінтеграцію, зовсім забули про розширення прав представників сексуальних меншин, зробивши акцент лише на поліпшенні умов торгівлі і політичних реформах. Водночас саме захист інтересів ЛГБТ-спільноти було однією із вимог Євросоюзу, що пред’являються до України.
Деякі громадяни, обговорюючи в соціальних мережах події, що відбулися в суботу, вже висловили думку про те, що недопуск ЛГБТ-активістів у наметове містечко не тільки є порушенням прав сексуальних меншин, але й свідчить про недостатнє розуміння демонстрантами базових європейських цінностей. «Якщо ми хочемо жити у вільній і цивілізованій країні, гідної того, щоб бути представленою в ЄС, то ми повинні забезпечувати рівні права для ЛГБТ-спільноти», - написав у Facebook один із учасників подій.

Коментарі, 11.01.2014
События, развернувшиеся вокруг отказа Януковича от подписания ассоциации с Евросоюзом, вызывают у меня двойственное чувство. Если поначалу я испытывала сочувствие к тем, против кого действовал «Беркут», то сейчас у меня ощущение полного абсурда происходящего.

Майданы

Когда я вижу по телевизору Майдан, то у меня складывается впечатление того, что его многочисленные посетители испытывают какую-то странную эйфорию. Как будто люди ловят кайф просто от самой возможности митинговать и бороться с врагом (не важно каким, реальным, или выдуманным). Вообще я очень критично отношусь к «пафосу площадей», потому что чаще всего за ним ничего не стоит. Тут как в известном выражении: «Я – українець, і я не хочу нічого робити, я хочу пишатися».
У нашего народа, в силу особенностей его мышления, происходит своего рода подмена: люди считают, что для развития народа нужны патриотизм, рассуждения о культуре, нации и т.д., а не труд. То есть, основу видят в идеологической составляющей, а не в экономической. Отсюда и майданы, и стремление в Евросоюз, и все прочее.

Для чего Майдану Евроинтеграция?

Вот и получается, что вся любовь к стране и беспокойство за ее судьбу ограничиваются лозунгами и парадами, но дело так и не доходит до реальной работы по изменению ситуации к лучшему.
В частности, не секрет, что жители Западной Украины массово едут работать в страны Европы, и Евросоюз им нужен во многом для того, чтобы делать это с минимумом препятствий. Но у меня встает вопрос: «А как же экономика Украины? О каком развитии может идти речь, когда люди массово уезжают в другие страны?». Но, конечно, проще и удобнее любить Украину из Италии, несколько раз в год напялив вышиванку и спев гимн страны.
Не этим «заробитчанам» хочется задать вопрос: «Почему вы не едете на заработки в другие регионы собственной страны, если вы так ее любите?» В Луганской области на заводах не хватает рабочих, к примеру. А прямо возле моего дома есть несколько супермаркетов, в которых катастрофически не хватает кассиров, уборщиц, грузчиков и продавцов. Приезжайте и работайте!
Но ведь кто захочет вкалывать за две тысячи гривен? Вот и получается, что когда встает вопрос о собственном благополучии, то все национальные интересы как-то незаметно отходят на задний план. Кстати, по этой причине меня раздражают эмигранты, которые, к примеру, не прожив ни одного дня в Украине, откуда-нибудь из Канады очень сильно ее любят. И невероятно гордятся умением носить вышиванки и венки с лентами, а также знанием украинских народных песен.
У основной массы населения страны присутствует стремление что-то менять чужими руками, как бы переложив ответственность на кого-то другого. В частности, это касается мнения о том, что вступление в Евросоюз приблизит нас к европейским стандартам жизни, сделает более культурными и восстановит справедливость. Но на самом деле это абсолютный нонсенс.
Для того чтобы жизнь людей стала такой, как они хотят, им самим нужно что-то для этого делать, а не ждать какого-то внешнего воздействия. Меня в этом плане особенно умиляют люди, которые кричат, что хотят, чтобы в стране соблюдались законы, но тут же сами дают взятки врачам, ГАИ-шникам и преподавателям, как будто не понимая, что любые реформы нужно начинать с себя.
Но это ведь неудобно! Когда у человека появляется страх, что врач, не получив взятку, плохо сделает операцию, он тут же забывает обо всех своих стремлениях к законности и порядку, и молча платит. А потом, естественно, жалуется на нечестность врачей. Почему же никто не идет до конца, почему у всех такая позиция «хочу, чтобы все было сделано хорошо, но только не моими руками»?
Да, и еще, меня несколько удивляет странная связь в сознании у людей между вышеперечисленными ценностями и Европой. Но ведь на самом деле это не европейские, а общечеловеческие ценности. То есть, для их утверждения не нужны никакие политические образования. Более того, ярые сторонники Евроинтеграции, зачастую ненавидящие СССР, забывают, что как раз там эти ценности соблюдались.
Но, опять-таки, удобнее ведь мусолить тему голодоморов и сталинских репрессий, чем вспомнить о том, что в столь ненавистном государстве были бесплатные медицина и образование, развивалась наука, отсутствовала безработица, было доступное жилье, а для развития детей существовало множество различных бесплатных секций и кружков. Ну и законы соблюдались, естественно.

«Романтический жених»

Поведение типичных идейных патриотов я бы сравнила с поведением романтического жениха, который покоряет свою невесту красивыми жестами – «миллионами алых роз», серенадами, стихами, прогулками под луной и прочей романтической атрибутикой.
После свадьбы это все продолжается, и новоиспеченный муж уверен, что именно на его красивых жестах любви будет держаться счастье семьи. Он активно занят придумыванием способов удивить жену, а также сочинением стихов и художественным воспеванием семейных идеалов.
И вдруг он с удивлением обнаруживает, что жена все время не в духе, она злится и ругается, пилит его на тему голодных детей и отсутствия элементарных бытовых удобств. Муж приходит в негодование и чувствует себя до глубины души уязвленным тем, что жена не ценит его любовь, и что она вообще бессердечна и черства.
Он придумывает все более необычные способы ее удивить – дарит ей необычные подарки, возит на Каймановы острова на отдых, меняет старое жилье на новое, считая, что новая обстановка поспособствует возрождение любви и т.д.
Но он совершенно не способен увидеть и понять, что все его акты любви – пустой пафос, за которым не стоит способность реально обеспечить и защитить семью. И я считаю, что пока граждане Украины не перейдут от красивых жестов, слов и пламенных майданов к реальным делам, не будет счастливой и обеспеченной жизни.

«Запад» и «Восток» - что лучше?

Но стоит все-таки попытаться разобраться, что же лучше для Украины – сближение с Россией или с Евросоюзом?

Экономика

Чтобы понять, что для Украины лучше с экономической точки зрения, следует посмотреть на проблему с двух различных дистанция: ближней (ближайшие 5-10 лет) и дальней (10 лет и более).

«Ближняя дистанция» (до 10 лет)

С точки зрения ближашей перспективы однозначно выгоднее близкое сотрудничество с Россией. Причина этого заключается в том, что вся нынешняя экономика, в общем-то, «заточена» под российский рынок. Основным нашим экспортным продуктом является металл, но в странах Европы он не востребован, поэтому основным рынком его сбыта является Россия.
То же самое можно сказать и о другой украинской продукции, в частности, сельскохозяйственной. Поэтому чтобы экономика не рухнула, Украине в ближайшие годы нельзя терять Российский рынок. Если она его потеряет, то окажется банкротом в силу своей неконкурентоспособности на европейском и мировом рынке.
Если бы Украина, допустим, вступила в Евросоюз и потеряла часть российского рынка, то для того, чтобы избежать банкротства, ей нужна была бы мощная финансовая поддержка, пока она не перестроит экономику под новые реалии. А оказать такую поддержку Евросоюз не в состоянии, так как сам испытывает финансовые затруднения (о чем честно сказал А. Квасьневский). Да и нужно ли Украине повторять судьбу Греции?
Еще в такой ситуации для Украины была бы опасность стать на долгие годы сырьевым придатком Европы. В частности, в страну с искусственно поддерживаемой экономикой можно было бы легко сплавлять низкокачественную и неконкурентоспособную продукцию, при этом за бесценок используя ее ценные ресурсы (в случае с Украиной – в первую очередь ее аграрные возможности).
В таком случае Украине, чтобы вырваться из невыгодного положения, понадобилось бы не одно десятилетие, так как сначала следовало бы укрепить собственную экономику (что сложно сделать в столь ограниченном положении), чтобы потом получить возможность диктовать Европе свои условия.

«Дальняя дистанция» (более 10 лет)

В дальней перспективе сближение с Россией является губительным для украинской экономики в том плане, что имея готовый отсталый рынок, украинская экономика лишена мотивации для развития. Получается следующее: зачем отказываться от морально устаревшей металлургической промышленности, если есть такой же морально устаревший российский рынок, который в этой промышленности нуждается?
Зачем тратиться, прикладывать какие-то усилия и коренным образом перестраивать экономику? Ведь металлургия фактически является ее фундаментом. Значит, нужно кирпичик по кирпичику заменять старый фундамент новым, таким, который будет соответствовать потребностям времени.
В этом плане перспективными для Украины, как мне кажется, являются IT-технологии. Я считаю: для того, чтобы какое-то производство успешно развивалось в определенной стране, оно должно соответствовать менталитету, «духу» этой страны и особенностям мышления ее народа. Так вот, развитие компьютерных технологий Украине очень подошло бы. Тем более что для этого есть необходимая база – наша система компьютерного образования уже построена таким образом, чтобы готовить достойных специалистов в этой сфере.
Но тут есть два камня преткновения. Первый из них, объективный, - это то, что такие изменения не делаются за один год. Даже при реальном желании власти государства и ее готовности вкладывать деньги в такую перестройку экономики, на реформирование может уйти очень много лет.
И вторая проблема заключается в том, что подобные перестройки совершенно не выгодны нашим олигархам, которые заинтересованы не в развитии экономики, а в получении сверхприбылей здесь и сейчас. Они не настроены тратиться, чтобы получить большой доход через 20 лет, им нужно получать этот доход в настоящее время. А получать его можно только торгуя с Россией своим неконкурентоспособным товаром, производимым на устаревшем оборудовании.

Решение

Решение я вижу в том, чтобы держать курс на сближение с Европой, но без спешки, потому что на данном этапе важно не потерять российский рынок. Я считаю, что нужно подписывать договор об Ассоциации с Евросоюзом и начинать движение в сторону перемен в экономике.
В данном случае сотрудничество с ЕС поставит олигархов в такое положение, когда они вынуждены будут перестраивать свое отсталое производство в соответствии с европейскими стандартами. Но при этом в ближайшие годы Украине нужно не потерять имеющиеся торговые связи, обеспечивающие стабильность экономики.

Культура

Кроме экономического развития стране нужно, разумеется, и культурное. В этом плане, по большому счету, никакому государству не нужны «союзники». Моральные принципы, толерантность, уважение к национальной культуре, стремление к развитию и т.д. – это те общечеловеческие ценности, без которых невозможно построить процветающее государство. И они должны воспитываться «внутри страны», собственными силами, в соответствии с природными наклонностями народа.
Но проблема в том, что для такого самовоспитания нужна внутренняя воля, которой, увы, у большинства украинских жителей просто нет. Поэтому люди, так или иначе, поддаются влиянию. И если исходить из этой «внушаемости», то встает вопрос: какое из влияний лучше?

Российское культурное влияние

С одной стороны, с русской культурой у нас самые близкие и исторические, и генетические связи, поэтому и попытки сближения являются более органичным. Кроме того, не секрет, что на территории Украины живет много этнических россиян.
Мне очень странным кажется страх украиноязычного населения по поводу того, что сближение с Россией и укрепление позиций русского языка может каким-то образом негативно сказаться на развитии украинского языка. Мне непонятно, откуда взялась такая неуверенность в собственном языке. Если бы русскому языку дали статус государственного, то его активно использовали бы в речи и в делопроизводстве только те, кто этого хочет. Неужели тех, кому ближе украинский язык, кто-то заставил бы переходить на русский? Ну бред же.
Кстати, по моим наблюдениям, современная языковая ситуация принесла украинскому языку не меньший вред, чем советская система. У последней было одно неоспоримое преимущество: вся советская система была направлена на искоренение безграмотности, поэтому если в СМИ звучала украинская речь, то она была грамотной. Не допускалось использование диалектизмов, жаргонизмов, «суржика» и прочего «языкового мусора».
Современная молодежь очень удивляется, когда я говорю, что в литературном украинском языке в слове «листопад» ударение ставится последнем слоге. Они настолько привыкли слышать диалектное произношение с ударением на втором слоге, что им правильное произношение режет слух.
Кроме того, языковое равноправие я считаю проявлением европейских ценностей. Во всех странах Европы, в которых языковая ситуация аналогична украинской, есть несколько государственных языков. И это никаким образом не угрожает суверенитету страны. То, что в Бельгии французский язык является государственным, не делает Бельгию зависимой от Франции, потому что в данном случае государственным является не язык другого государства, а язык собственного народа.
Вместе с тем, в российской культуре и в российском менталитете есть такие явления, которые мне кажутся деструктивными. В частности, это неумение жить по демократическим ценностям. Русские люди подсознательно ищут царя-диктатора, который будет ними управлять, им так удобней. Отсюда и путинская «монархия».
Также мне не нравится российский религиозный перекос. Любой религиозный фанатизм – это очень опасно и деструктивно, а такой массовый – так тем более. И мне очень не хотелось бы, чтобы жители Украины заразились вирусом православия головного мозга.

Европейское культурное влияние

На данном этапе развития украинской культуры мне более конструктивным видится европейское влияние. Не потому, что в европейской культуре есть что-то такое хорошее, чего нет в нашей, а потому, что в России общечеловеческие ценности находятся в еще большем упадке, чем у нас. И с точки зрения их возрождения правильнее тянуться к Европе, в которой такие понятия как закон и уважение к человеческой личности не являются пустым звуком.
Но при этом я не сторонник слепого заимствования так называемых «западных ценностей». Не все из них мне видятся бесспорно позитивными и подходящими для нашего народа. По крайней мере, я имела несчастье наблюдать, как западная ценность под названием «успешный человек» извращалась в сознании наших людей, и превращалась в ценность самоуверенного выскочки с понтами, готового за деньги идти по головам.

Решение

Оптимальным вариантом мне видится ориентация на Европу в плане возрождения общечеловеческих ценностей, но в то же время отношение к русскому наследию и русскому языку как к ценностям, которые могут обогатить культуру Украины.

Итог

В целом можно сказать, что я являюсь сторонником Евроинтеграции, так как европейское направление в долгосрочной перспективе поспособствует развитию украинской экономики и возрождению ее культурных ценностей. Но при этом считаю, что Украине в ближайшие годы важно не потерять российский рынок и не отказываться от того богатого русского культурного наследия, которое у нее есть.
Сегодняшняя новость о том, что кабинет министров прекращает переговоры с Европейским Союзом об ассоциативном членстве Украины, меня, мягко говоря, огорошила. Это все и глупо, и некрасиво… Понимаю теперь, что Партия Регионов и не думала двигаться в этом направлении, это все была игра. Причем, видимо, выгодная сразу «с трех сторон». Во-первых, это была хорошая возможность набить себе цену в глазах России, во-вторых, это могло в некоторой степени помочь в завоевании благосклонности украинской оппозиции, а, в-третьих, это могло позитивно настроить проевропейских избирателей по отношению к Партии Регионов.
Но результат выглядит абсурдно, и мне, честно говоря, стыдно за страну. Видимо, в Партии Регионов не ожидали, что нас так легко и просто будут готовы взять в Евросоюз. И что оставалось делать? Резко пойти на попятную.
Я не была уверена, что европейская интеграция является для Украины плюсом, но и в таможенном союзе тоже не вижу ничего особо хорошего. На мой взгляд, идеальным для страны был бы нейтралитет, но для него нет ни реальных финансовых возможностей, ни, главное, желания со стороны тех, кто принимает подобные решения. Оба противоположные пути, как ни странно, имеют нечто общее: и Европе, и России Украина нужна не как равноправный партнер, а как сателлит, который сможет стать для них замечательным аграрно-сырьевым придатком, а также рынком для слива низкокачественных товаров.
Но в чем еще недостатки каждого из возможных путей? И есть ли достоинства?

Евросоюз

Пожалуй, основное достоинство европейского пути – возможная перестройка нашего уклада жизни в соответствии с лучшими европейскими образцами. Конечно, мы бы до образцов не дотянули, по крайней мере, в ближайшие годы, но все равно жизнь могла бы стать несколько лучше. Не потому, что нас кто-то кормил бы, а просто за счет перестройки собственного сознания и отношения к различным вещам, от которых зависит уровень жизни: к работе, к деньгам, к своему месту в мире, к своим правам и обязанностям, достижениям, ценностям и т.д. Заимствовались бы и некоторые технологические решения, создавались бы совместные предприятия.
При выборе европейского пути наш менталитет медленно, но менялся бы в сторону европейского. Задатки к этому у нас есть. По крайней мере, Украина культурно значительно ближе к Европе, чем та же Россия. Немаловажно и то, что на пути к европейской интеграции Украина пусть и со скрипом, но отказывалась от некоторых устаревших, отсталых и диких позиций. Например, гомофобский законопроект, предложенный некоторое время назад, если не ошибаюсь, Киваловым, так и не был рассмотрен Верховной Радой ввиду своей явной антидемократической направленности. Поэтому движение в Европу обеспечивало бы хотя бы формальное, но утверждение европейских ценностей.
К минусам евроинтеграции для Украины можно отнести возможное подорожание некоторых групп товаров, а также определенную, на мой взгляд, незащищенность. На пути к Европе Украина отказалась от ядерного оружия и совершила еще несколько шагов, которые делают ее лишенной защиты на случай какой-либо опасности. При этом Европа мила, доброжелательна и открыта, но в случае возникновения серьезных проблем она тут же самоустраняется, как и было в случае, когда между Украиной и Россией возник газовый конфликт.

Россия

Плюсами союза с восточным соседом являются, безусловно, этническая, культурная и географическая близость, а также теоретическая возможность организации единого экономического пространства (впрочем, практически это для Украины могло бы быть крайне невыгодно и вообще грозить потерей суверенитета). Также к своеобразным плюсам такого союза можно отнести некоторую защищенность, что ли. Если России кто-то выгоден, то она такого партнера, в отличие от Евросоюза, при необходимости будет опекать, спонсировать и защищать от возможных внешних врагов. Но, опять-таки, это достаточно сомнительный плюс. Пожалуй, для меня, как филолога-русиста, основное преимущество таможенного союза – это возможное укрепление позиций русского языка.
Но в таком сотрудничестве есть немало минусов. И вызваны они даже не каким-то корыстным или негативным настроем России по отношению к Украине, а тем, что происходит, собственно, внутри самого российского государства.
До какого-то момента после распада СССР Россия и Украина развивались схожим образом, но различия начались, видимо, с приходом Путина к власти. А вернее, с тех изменений в сознании россиян, которые и сделали из серого и незаметного Вовочки того, кем он есть сейчас. Особенность российского менталитета заключается в некоторой рабской любви к диктаторам. Чтобы русский человек чувствовал себя комфортно, над ним должен стоять жестокий царь-самодур, которому «простой мужик» будет поклоняться. И вот когда такой царь появился, российский народ, почувствовав себя в той стихии, в которой он жил столетиями, начал возвращаться к привычному для себя мировосприятию.
Сначала это было не очень заметно, но с каждым годом прогрессируя, рабское и в то же время какое-то мифологическое, что ли… сознание, привело к развитию массового православия головного мозга, а также к принятию гомофобских законов и к прочим вещам, свидетельствующим не о прогрессе, а о регрессе сознания. Возможен ли у народа, массово поклоняющегося священникам и свято верующего в своего новоиспеченного бога в лице Путина, научно-технический прогресс? Возможно ли разумное развитие экономики? Думаю, это вопросы риторические.
В СССР, как бы его ни ругали, из ленивого мужика-алкоголика, бесхозяйственного и привыкшего к тому, что ресурсы земли русской просто безграничны, пытались сделать сознательно гражданина, уважающего труд и ценящего ресурсы. Конечно, нельзя сказать, что это полностью удалось, но подвижки были. А теперь развитие пошло в обратном направлении. Школы закрываются, церкви строятся, безграмотные Ваенки пишут о том, что православному человеку грамотность не нужна.
И к чему может привести Украину союз с таким партнером? Я не говорю, что мы такие уж прям все из себя продвинутые европейцы, но у нас определенно не так все запущенно. И не хотелось бы от европейских ценностей уйти к слепому религиозному фанатизму и тотальной ксенофобии.
Принятие новых явлений

Ни для кого не секрет, что мода постоянно меняется. Есть определенные тенденции, которые периодически возвращаются, но есть и такие, которые появляются впервые. Вот навскидку могу вспомнить, как при мне впервые появились вещи «кислотных» неоновых оттенков и различная панк-атрибутика, высокие платформы, асимметричные стрижки, мелирование, разноцветные лаки для ногтей, цвет «металлик» в одежде, разноцветные джинсы, материал «стрейч» и многое другое.
Еще в детстве, глядя на бабушек с прическами-бабеттами и в платьях до середины икры, я думала о том, что лет так через 50-60 и я в своих нарядах буду смотреться как существо из далекого прошлого. И ловила себя на мысли, что мне этого совсем не хочется, а, значит, нужно не позволить себе застрять в каком-то одном модном направлении.
В определенный момент в моду вошла «копытоподобная» обувь – с широкой, как у армейских сапог, подошвой, с широким каблуком и верхом из грубого материала. Мне это показалось каким-то издевательством надо модой, чем-то совершенно неэстетичным. Увидела я это странное новшество, когда ходила с троюродной сестрой по рынку в поисках выпускного наряда для нее. Нелепость этой обуви в моих глазах многократно усиливалась выбором сестры, которая купила такие «копыта», да еще и темно-коричневого цвета, к нежно-кремовому струящемуся платью с люрексом.
Но со временем, когда эту новомодную обувь стал носить весь город, мой глаз привык к ней. Я стала замечать, что с некоторыми вещами она неплохо сочетается, что в определенных случаях она создает по-своему противоречиво-дерзкий образ, а это тоже может быть красиво. И в какой-то момент я обнаружила, что у меня уже нет негатива к этому фасону. Я была рада этому, потому что понимала: отвергая это новомодное явление, я делаю шаг на пути к консерватизму, что не есть хорошо.
Потом ситуация повторялась с другими новыми веяньями. Я с интересом наблюдала за тем, как перестраиваются мои представления и становятся шире. Сначала шло просто принятие нового явления как допустимого, возможного, а потом мое сознание начинало обыгрывать это явление, как бы вплетая его в паутину связей. Я фоном представляла, как можно придать образу определенный оттенок этой вещью, как можно с ее помощью сделать акценты, как разрядить строгий образ или дополнить развязный и т.д. И в какой-то момент я увидела, что могу достаточно свободно принимать новое, и не деревенею во взглядах. Если я в какой-то момент внутренне говорю «нет» некоему явлению, то тут же одергиваю себя и заставляю пересмотреть свою позицию. В принципе, сильного внутреннего сопротивления этому у меня нет. Надеюсь, что не будет и дальше.

Неприятие однозначности в «модных» оценках

Иногда, натыкаясь на какие-то передачи о моде, ловлю себя на чувстве раздражения. В принципе, я особо не утруждала себя анализом того, что же меня бесит в таких шоу, просто принимала решение не смотреть их. Была интересна сама по себе мода – смотрела вокруг себя, смотрела журналы, предложения Интернет-магазинов и т.д. Но вот решила разобраться.
Просмотрев выпуск передачи «Мода народу», отметила, что, кроме вопиющей бестактности ведущих, меня более всего раздражают некоторые вещи.

Важность личности

«У Вас такая-то внешность, значит, Вам нужно носить такую-то одежду», «Вы идете на такое-то мероприятие, значит нужно выбрать такой-то наряд». У меня было ощущение, что одевают не человека, а манекен. Вот девушке выбрали замечательный комплект – комбинезон и тренч, я бы такие с удовольствием носила. Сидел на ней этот наряд просто великолепно, но он вступал в абсолютный диссонанс с ее личностью. Ее самопрезентация, движения, выражение лица, ее энергетика – все это поразительно не соответствовало комплекту. Естественно, из того, что ей подобрала известная модель, ни одна вещь не пришлась девушке по душе.
Вообще заметила такое парадоксальное явление: бывает, что с точки зрения канонов вещь совершенно не идет человеку, но она «энергетически» настолько гармонирует с его личностью, что смотрится просто отлично. Ну и обратная ситуация встречается часто: человек одет канонически правильно, но наряд отдельно, а он – отдельно. Все-таки я считаю, что в оценке внешнего вида человека необходимо учитывать вот этот момент гармоничности внешнего и внутреннего, без него красота невозможна, возможен только некий банальный шаблон.

Скучность идеала

Еще раздражает тотальное неприятие несовершенства, желание внешний вид человека подогнать под идеал. Возможно, это звучит странно, но мне в некрасивости, не-каноничности видится своя особая красота. Такая себе красота-индивидуальность. Можно всех людей на улице одеть стилистически безупречно, но что получится? Тотальное отсутствие индивидуальности.
Красота – это всегда сочетание совершенства и несовершенства, абсолютно правильное не бывает красивым, оно скучно. И мне как-то грустно видеть, как на каком-нибудь шоу из девушки с определенными ляпами во внешнем виде делают шаблонную красотку. И чем больше «красотки» в ней становится, тем меньше в ней ее настоящей. Конечно, она личностно от этого не поменяется, но ее «я» не будет выражено во внешнем виде.
Наверное, у меня несколько размытые представления о том, что такое «красиво» и «некрасиво». Вместо рамок есть что-то более глобальное по охвату, что невозможно оторвать от личности человека, обстановки и миллиона других наслаивающихся факторов.

Искусственность моды

«В этом сезоне моден такой-то цвет», «В этом сезоне в моде такая-то стрижка». Так и хочется ответить: «А кто решает, что сейчас модно?» Ну, давайте наплюем на все – на личные предпочтения и на то, идет ли конкретному человеку данная вещь. Хотя, конечно, я понимаю, что мода не задается полностью искусственно, скорее модельеры подхватывают те течения, которые образуются естественным путем.
Но мне не нравятся эти несколько жесткие рамки. Человек некое модное течение может принять, если оно ему созвучно, но тут опора должна быть на «мне нравится, мне это подходит», а не на «это модно». И мне неприятно видеть, как в «модных» передачах людей пытаются подогнать под модные тенденции даже в тех случаях, когда они не вызывают отклика у человека.

В целом могу отметить, что у меня к вопросам красоты достаточно гибкое отношение. Возможно, даже слишком гибкое, но мне кажется, что способность принимать даже то, что в определенной степени противоречит канонам, помогает видеть мир красоты более многообразно и ярко, как поле для творческого переосмысления.
"Совковое" мышление

Мой подростковый период пришелся на смутные 90-е годы с их хаосом, нестабильностью, тотальной безработицей и огромными долгами по зарплатам. Где-то в подсознании я всегда понимала, что все это – следствие глупости и бесхозяйственности нашего народа, но четкое осознание этого произошло лет в 12-13. Это случилось после того, как кто-то рассказал нам о некой немецкой компании, открывшей в Украине колбасное производство. Руководство предприятие дало наемным работникам не только надежные рабочие места с гарантированной зарплатой, но и очень высокую по тем временам оплату труда. Поразило меня то, что рассказывавший человек с возмущением говорил о том, что в этой компании могут уволить за воровство сырья. Рассказчика, прожившего всю жизнь в СССР и привыкшего, что с завода ничего не тащит домой только психопат, это до глубины души возмутило. А меня возмутило обратное: почему люди считают, что воровать с производства – это нормально? Да еще и воспринимают в штыки адекватный подход немецких бизнесменов.
Потом вспомнился еще один случай, мне тогда было лет 9-11, наверное. Мы ехали в поезде, и соседка по купе с гордостью заявляла о том, что она совершает махинации с электросчетчиком, тем самым воруя электричество. Причем, подавалось это так, будто люди, честно оплачивающие коммунальные услуги – не заслуживающие уважения идиоты. Я попыталась ей возразить, но получила в ответ агрессивную насмешку. Тогда я посмотрела на маму, и увидела, что ей тоже очень противно, но она понимает, что с этим бессовестным человеком ничего не сделаешь. У меня внутри просто кипела злость, мне буквально хотелось ее избить и сдать милиции. Если бы это произошло сейчас, то я бы записала ее «выступление» на телефон и отправила запись в милицию и в ее ЖЭК. Если бы первые поленились что-то с этим сделать, то вторые уж точно заинтересовались бы.
Таких ситуаций, безусловно, было очень много. Перечисленное – это капля в море из всего, что отложилось у меня в сознании и сформировало представление об отношении наших людей к собственности, работе и другим людям.

Из глубины веков

Если я усну и проснусь через сто лет,
и меня спросят, что сейчас происходит в России,
я отвечу: пьют и воруют...
М. Е. Салтыков-Щедрин

Вопросом о том, в чем причина этого явления, я не задавалась, потому что ответ казался очевидным. Истоки проблемы я видела в советской системе с ее общественной собственностью. Не зря существует выражение «не свое – не жалко». И я полагала, что за время СССР люди отвыкли от бережного отношения к имуществу, потому что оно не свое, а общее, а также от ответственного отношения к труду, ведь когда ты работаешь на фиксированную ставку независимо от активности и собственного вклада в результат, это демотивирует. Более того, повышение общих показателей предприятия никак не влияло на материальное положение работников, поэтому работать на улучшение результата никому не было нужно.
Но прочитанный в 9 классе школы роман Гоголя «Мертвые души» заставил меня кардинально пересмотреть собственные представления. Оказалось, что в начале 19 века, когда писал Гоголь, все было точно так же. Это меня поразило до глубины души, и очень разочаровало. Я поняла, что раз истоки этой проблемы намного глубже, чем я думала, раз это закреплено чуть ли не на генетическом уровне, значит, вряд ли удастся изменить мышление нашего народа так, чтобы он наконец-то начал жить в приемлемых экономических условиях. Ну, по крайней мере, на это не стоит надеяться в ближайшие десятилетия.
Тогда я поняла, что по особенностям своего мышления в области экономики и труда отличаюсь от восточных славян, и как-то интуитивно почувствовала близость своего восприятия к немецкому. Это касается, пожалуй, не только экономики, но и вообще восприятия во всех жизненных сфер, поэтому логика немцев мне в целом близка и понятна. Причем, это касается не только современности, но и истории – те или иные исторические события, происходившие у этого народа, мне всегда были понятны без особых объяснений.

Немецкий прагматизм и Греция

Но был один случай, который мне показался странным, не понятным, и как-то совсем не соответствующим немецкому «ходу мысли». Это ситуация с экономикой Греции, в которую Германия вложила миллиард долларов, если не ошибаюсь. Возможно, я не точно помню сумму, но тут конкретные цифры не важны, важно то, что сумма была большой.
Не то, чтобы немцы были совсем черствыми, но тянуть на себе заведомо ленивого и лживого партнера – это не в их менталитете. Вообще жалость к «сирым и убогим», так популярная у православных народов бывшего СССР, а также отчасти свойственная католическим романским народам, в глазах человека с протестантским «немецким мышлением» выглядит как потакание распущенности и нежеланию что-то делать для изменения ситуации к лучшему. Потом в новостях говорили, что это делалось для того, чтобы спасти общую экономику стран Евросоюза. Как человек, не имеющий особых знаний в области экономики, я склонна была принять это на веру. Но потом, когда ситуация более-менее стабилизировалась, Германия продолжала «тянуть» экономику Греции, хотя, на мой взгляд, Грецию проще и выгоднее было бы просто исключить из Евросоюза.
Народ Германии тогда был возмущен, и на Ангелу Меркль посыпался град обвинений. Но потом все стихло, и немцы стали любить ее еще больше. С чего бы вдруг? Они просто так взяли и закрыли глаза на колоссальные нерациональные траты? Нет, это не в их характере. Я понимала, что тут какой-то подвох, но не могла определить, в чем он заключается.

Экономическая экспансия

Но через некоторое время я пошла на курсы повышения квалификации, которые нам читали на экономическом факультете университета, и преподаватель экономики рассказала о том, что, наконец, дало мне ответы на мои вопросы.
Германия, как одна из передовых стран, стремится выводить производство со своей территории, сохраняя за собой только руководство корпорациями. И это понятно – забота об экологии, нежелание нагружать свой народ тяжелым и опасным физическим трудом при полном сохранении в собственных руках прибылей от производства. Куда проще и выгоднее всего выводить производство? Конечно в страны с низкой себестоимостью труда. Это, в первую очередь, такие страны Востока, как Китай, Корея, Вьетнам и т.д. Но важно не только произвести товар, но и продать его. Причем, нужен невзыскательный покупатель, готовый приобретать не товары премиум-класса с дорогой себестоимостью, к которым привыкла развитая Европа, а более дешевые низкокачественные товары, дающие хорошую прибыль. Совсем бедные страны типа африканских для этого не годятся, так как там платежеспособность не соответствует тому уровню, который нужен для реализации подобных товаров. Идеальный вариант – бедные государства Европы, в частности, состоящие в Евросоюзе. По сути, государство, вступая в Евросоюз, становится от него зависимым, в том числе и в сфере экспорта и импорта. Соответственно, рынок таких стран становится идеальной средой для реализации товаров, произведенных в Китае под руководством богатых немецких компаний.
Возможно, это звучит невероятно, но Германии экономически выгодно поддерживать необходимый уровень платежеспособности бедных стран Евросоюза. То есть, проще говоря, ей выгодно давать Греции столько денег, сколько той нужно для того, чтобы быть удобным потребителем немецко-китайских товаров.
Когда преподаватель рассказала об этой схеме, для меня все встало на свои места. Вот в этом я уже узнаю немецкое экспансивно-прагматическое мышление.

Что такое хорошо, и что такое плохо

Можно ли назвать допустимым и правильным то, что делает Германия? Возможно, кто-то скажет, что нет, ведь в данном случае ее собственное экономическое и экологическое благополучие обеспечивается за счет других стран. Но, в то же время, часто у людей в подобных вопросах действуют двойные стандарты. То есть, когда другая страна «наживается» за твой счет – это плохо, а когда твоя собственная поступает точно так же, то это как-то так удачно не замечается или даже одобряется.
Вообще склонность к захвату и использованию других в своих целях является неотъемлемой частью человеческой психики, и обеспечивает выживаемость виду, так что вряд ли когда-нибудь будет полная справедливость в подобных вещах. А если и будет, то явно не в ближайшее время. Для того, чтобы государство А было готово частично поступиться своими национальными интересами ради государства Б, государство Б должно быть готово сделать то же самое для государства А. Но человечество до такого уровня развития еще не дошло.
Есть еще один путь – развивать производство так, чтобы ни одному государству ничем не нужно было поступаться, но это еще менее реально. Чтобы подобный замысел был реализован, нужно для каждой страны индивидуально, в зависимости от ее природных условий, степени населенности, инфраструктуры и т.д., разработать собственный проект перехода к применению экологически безопасных и неисчерпаемых природных ресурсов. К примеру, это может быть использование солнечной энергии или энергии водопадов для получения электроэнергии. Но чтобы подобные источники покрывали все потребности государства в электричестве, нужно разработать новые технологии работы с ними, позволяющие полученную энергию многократно усиливать. И, конечно же, у каждой страны и у каждого региона должны быть какие-то свои источники, потому что, к примеру, энергию водопадов невозможно получить в равнинной местности, а энергию солнца – в заполярье. Но пока наука не придумала ничего такого, что делало бы использование подобных ресурсов реальным в ближайшие десятилетия.
Поэтому в нынешних условиях подход Германии я считаю вполне рациональным и оправданным, хотя и мало приятным для тех государств, которые оказываются в роли «объекта использования».
Я всегда была ярым сторонником государственной политики скандинавских стран. Хорошая организация труда, замечательная социальная защита населения – это все то, о чем мы можем только мечтать. Впрочем, нечто подобное пытались реализовать в СССР, но, во-первых, полный отказ от частной собственности был большой ошибкой, а, во-вторых, наша природная бесхозяйственность тоже сыграла свою негативную роль. Поэтому при успешной реализации социальной программы (бесплатные медицина и образование, отсутствие безработицы, государственное обеспечение жильем и т.д.) не была реализована экономическая составляющая, и народ жил бедно.
Но, восхищаясь социальной защитой людей в странах северной Европы, я понимаю, что это строится на правильной организации труда и на природной добросовестности людей. Если у нашего народа буквально на генетическом уровне передается позиция «как бы чего получить на авось или своровать, при этом ничего не делая», то у немцев и представителей скандинавских народов есть чувство внутренней ответственности и понимание того, что от добросовестного отношения к труду зависит всеобщее благополучие.
Но, в то же время, европейцы совершают одну очень большую ошибку. Как известно, люди судят по себе. Человек, добросовестно относящийся к труду, имеющий внутренний кодекс чести и уважение к другим, и выросший в среде себе подобных, считает, что и все остальные люди такие же. И вот тут кроется подвох.
Свободомыслие, уважение к чужой позиции и к чужим взглядам могут принести благо, только если действуют в духовно и интеллектуально зрелом обществе. А что происходит, когда свобода предоставляется тем, кто уважает только силу и привык жить в рабстве, но при этом не имеет внутреннего кодекса чести, не уважает других, а также не умеет и не любит работать? Впрочем, чтобы это представить, не нужна богатая фантазия, достаточно просто посмотреть на то, что происходит сейчас во Франции. И это только часть картины, такая проблема есть у всех стран Европы, и у Украины тоже, хотя и в меньше степени. Но Европа упорно молчит, ибо почему-то это выгодно. Правда, не знаю, чем.
Если кратко и грубо описать суть проблемы, то получится следующее: представители бедный азиатских и африканских стран, преимущественно мусульмане, в поисках лучшей жизни массово едут в благополучную и развитую Европу. Они знают, что там можно, ничего специально не делая, пользоваться всеми благами, и при этом не чувствовать себя притеснёнными, ведь там толерантность и уважение к другим культурам являются одной из основных ценностей.
Но европейцы упускают из вида один очень важный момент – для мусульман не существует свободы и уважения к другим культурам. Идея Ислама сводится к тому, что в эту религию должен быть обращен весь мир. Поэтому мусульмане не будут уважать другие религии (даже если показывают обратное), и будут стремиться всех обратить в свою веру или подчинить. И у них нет уважения к европейской культуре (впрочем, как и ни к какой другой). Европа для них – просто расходный материал, место, где можно блаженствовать на всем готовом, при этом совершенно не уважая тех, за чей счет они это делают. Пользоваться благами, устанавливая свои порядки – для них это норма с точки зрения целей их религии. Звучит жестко, но, по большому счету, так оно и есть.
Конечно, подобная позиция свойственна не всем мусульманам. Когда я работала с арабскими студентами, у меня был замечательный студент из Сирии, очень религиозный товарищ, но понимающий Ислам глубоко, изучающий тексты Корана. Так вот он проповедовал ценности, очень близкие к христианским, осуждал терроризм и жестокость по отношению к другим народам. Но это было результатом именно вдумчивого изучения Корана, а не слепая, бездумная вера в слова такого же слепого и бездумного деревенского имама.
Однако кто в большинстве своем едет в Европу за лучшей жизнью? Разве светила ума? Конечно, нет. Едет недалекая беднота, не привыкшая думать. И, что самое страшное, понимающая только грубую силу и агрессию, привыкшая что-то делать и соблюдать правила не из понимания их необходимости, а из слепого страха перед наказанием. А Европа, как известно, строго наказывать не любит (что, кстати, хорошо показала ситуация с Брейвиком, но об этом далее). В итоге вот эта слепая арабо-африканская орда оккупирует Европу, навязывая свои правила и уничтожая европейскую культуру. А что делает Европа? Она вежливо молчит, как истинный интеллигент, который из-за своей чрезмерной воспитанности не может поставить на место хама, творящего беспредел на его глазах.
Украина пострадала от этого нашествия существенно меньше стран Европы, ибо пришельцам здесь особо нечего ловить. Однако тенденция прослеживается и у нас. В частности, рядом с моим домом находится один из наиболее крупных рынков города, и владельцы большого количества точек на нем – азербайджанцы. А наемные работники у них – украинцы. Особенности поведения выходцев из этой кавказской страны мало чем отличаются от поведения афро-азиатов в Западной Европе.
Пока государства вежливо молчат, среди народов зреет недовольство, выливающееся в профашистские лозунги и расовую ненависть. И это закономерно. Это как милицейский произвол в Украине привел к тому, что простые жители начали устраивать суды Линча. Так что появление Брейвика была в определенной степени предсказуемо, и, я думаю, что это только начало. Ведь не зря же его опус приобрел такую сумасшедшую популярность среди пользователей интернета, а сам Брейвик для многих стал чуть ли не супергероем.
На мой взгляд, единственный способ не допустить возрождение фашизма – это в каждой из европейских стран признать проблему на государственном уровне и, наконец, понять, что свобода и демократия, как это ни абсурдно звучит, должны быть в определенной степени избирательными.
Я задалась вопросом: что бы я сделала, будучи руководителем некоего европейского государства Н.? Ну, разумеется, это несколько оторванный от действительности план, но тут важно именно направление мысли.
Во-первых, я бы ввела в действие принцип «Н. для н-цев». Но не в этническом, а в культурном плане. То есть, если представитель другой культуры хочет жить в Н, то он должен придерживаться культурных традиций Н. и исповедовать его ценности. Свобода – это, конечно, хорошо, но на первом месте должны быть интересы собственного народа, как экономические, так и культурные. В связи с этим я бы, например, запретила ношение хиджабов. Хочешь его носить – езжай в свою мусульманскую страну, хочешь жить в Н. - одевайся как н-ц и мысли как н-ц. Также должен быть своеобразный социальный национализм. На конкретном примере это выглядит примерно так: европеец с его самосознанием считает для себя постыдным жить за государственный счет, поэтому он стремится не пользоваться государственным пособием, а идти работать. Афро-азиат (и, кстати, выходцы из СНГ тоже!) мыслит по-другому: для него пособие – это халява, которой можно пользоваться до бесконечности. И, я считаю, при формировании социальной политики эти ментальные особенности должны учитываться. Приезжие люди не должны использовать привилегии развитых стран как способ «что-то иметь, ничего не делая».
Во-вторых, собираясь эмигрировать в Н., иностранец задаешь себе вопрос: «Что я получу, приехав в эту страну?», а нужно, чтобы он задавал еще один вопрос: «Что Н. получит от моего приезда?» Возможно, это самый жесткий из пунктов, но я бы ввела правило, согласно которому приезжий афро-азиат должен в принудительном порядке что-то делать для страны Н. При этом он волен самостоятельно составить план помощи государству – это может быть участие в волонтерских или донорских программах, разработка каких-то экономических проектов, проведение научных исследований и т.д. Он должен приехать в Н. с уже разработанным планом помощи народу страны. И, главное, должен быть строгий государственный контроль выполнения этого плана. И только после его выполнения (план должен быть не на 2 месяца, естественно, а года на 3) приезжий товарищ должен получить право на приобретение гражданства.
Конечно, Европа этого не понимает, к сожалению. На примере уже неоднократно упомянутого Брейвика я увидела своеобразную слепоту европейцев. Они настолько привыкли к безопасности, что разучились предвидеть возможную угрозу.
Брейвик, безусловно, очень яркая и харизматичная личность. Он – прекрасный актер, который очень любит внимание и морально крепнет в кругу приверженцев. При этом я бы его назвала экспансивной личностью, которой важно нести в мир собственные представления, охватывать собой и своими идеями как можно больше пространства (что, кстати, роднит его с мусульманской культурой, которая тоже экспансивна).
Единственный способ не дать распространяться тому злу, которое несет Брейвик своими выступлениями и манифестами – это морально сломать его. Только не стремясь ни к чему и потеряв свою харизму, он перестанет влиять на неокрепшие умы европейских подростков. Что для этого нужно? Лишить Брейвика тех вещей, которые дают ему силы и уверенность в себе. Таких вещей три – комфортный быт, возможность заниматься интеллектуальной деятельностью и контакт с публикой. И вместо того, чтобы лишить Брейвика этого, норвежское государство, наоборот, снабдило его всем нужным для укрепления своих позиций. В частности, на 25 лет (если не ошибаюсь со сроком) поселило его в пятизвездочный гостиничный номер с самым лучшим обслуживанием, дало возможность учиться и читать, а также обеспечило контакт с миром – как при помощи интернета, так и на судебных заседаниях. Закончится это тем, что окрепший духом и телом, прекрасно отдохнувший и обучившийся Брейвик в 50 с небольшим лет выйдет из тюрьмы и разведет активную агитационную деятельность. А Норвегия в упор не замечает, что копает себе яму. Как и вообще Европа, потворствующая арабо-африканскому нашествию.